izwest (izwest) wrote,
izwest
izwest

Category:

Боспорское царство. Южный ветер Понта











Боспорское царство. Южный ветер Понта
Понтийские войска (turningpointsoftheancientworld.com). Художник Angel Garcia Pinto


Во II веке до нашей эры отголоски скифо-сарматских сражений всё ещё давали о себе знать. Потеря единой доминирующей силы в регионе в совокупности со множеством кочевых народов, пришедших из Великой Степи, создали тяжелейшую дестабилизирующую обстановку, грозившую крахом эллинским государствам Северного Причерноморья.

Сложнее всего приходилось Херсонесскому царству. Сотрясаясь под нескончаемыми ударами скифов, оно теряло территории одну за другой, в конце концов, сжавшись практически до размеров столицы. У жителей Херсонеса не оставалось другого выбора, как просить помощи у соседей за морем.

Их призыв был услышан. Понтийский царь Митридат VI Евпатор увидел в сложившейся ситуации отличный шанс расширить своё влияние и не замедлил им воспользоваться. К берегам Крымского полуострова со стороны Понта в помощь грекам отправилось воинство во главе с полководцем Диофантом.

Подчинение Боспора Понтийскому царству


Детали этих драматичных событий дошли до нас в основном благодаря «Почётному декрету в честь Диофанта», найденному при раскопках Херсонеса в 1878 году. На удивление хорошо сохранившийся постамент статуи, на котором были сделаны записи, донёс до наших дней сведения, игравшие в жизни Северного Причерноморья важнейшую роль.
alt
Почётный декрет в честь Диофанта. Общий вид. Источник: https://iospe.kcl.ac.uk/3.8-ru.html

Согласно декрету, Диофант по прибытии на место возглавил борьбу со скифами и сумел одержать несколько крупных побед. После этого он выступил в Боспорское царство, чтобы, вероятнее всего, предотвратить их возможный военный союз с Малой Скифией.

Такие действия представляются вполне обоснованными, так как на тот момент между Боспорскими и скифскими правителями наблюдались весьма тесные экономические и родственные связи.

«…поскольку Диофант, сын Асклепиодора, синопеец, являясь нашим другом и… пользуясь, как никто другой, доверием и… со стороны царя Митридата Евпатора, постоянно оказывается для нашего… виновником блага, склоняя царя к прекраснейшим и славнейшим деяниям; будучи же призван им и приняв на себя войну против скифов, он прибыл в наш город и отважно совершил со всем войском переправу на ту сторону; а когда скифский царь Палак внезапно напал на него с большим полчищем, он, по необходимости вступив в сражение, обратил в бегство скифов, считавшихся до тех пор непобедимыми, и сделал так, что царь Митридат Евпатор первым воздвиг трофей в знак победы над ними…»

Прикрыв тылы от возможного удара, Диофант пополнил резервы в Херсонесе и отправился вглубь Скифии, где в ходе сражений ему удалось завоевать крепости Неаполь, Хабеи, Керкинитиду и приступить к осаде Прекрасной Гавани (Калос Лимена).

Противостоящий Диофанту скифский царь Палак, объединившись с роксоланами (в тексте их называют «ревксиналами»), попытался взять реванш, но понтийский полководец вновь сумел одержать крупную победу над варварами.

Окончательно разобравшись с угрозой военного вторжения в Херсонес, он вновь отправился в Боспорское царство, где «устраивает тамошние дела прекрасно и полезно для Митридата Евпатора». Скорее всего, эта строка декрета, вместе с ранее упоминавшимся визитом полководца в Пантикапей, даёт основание предполагать, что второе посещение Боспорского царства было направлено на окончательное решение вопроса в передаче власти от действующего правителя к Понтийскому царю. Судя по всему, последний Спартокид Перисад V был хорошо осведомлён о успехах Диофанта и, не имея детей, будучи не способным противостоять Понту и постоянной угрозе варварского нашествия, добровольно согласился сдать бразды правления Митридату VI Евпатору.

Появление в Крыму столь внушительной силы, а также разгром скифов, казалось, должны были поставить точку в череде конфликтов и принести в регион спокойствие. Однако история фиксирует несколько иные события. Потерпевшие поражение, но не сдавшиеся скифы отнюдь не хотели мириться с потерей влияния в Боспорском царстве. Во главе с неким Савмаком им удалось совершить военный переворот, убив Перисада V и заставив Диофанта бежать из Пантикапея на херсонесском корабле.

Правление Савмака на Боспоре длилось около года и закончилось тем, что собравший новые силы Диофант выступил с карательной операцией, в ходе которой захватил города, поддержавшие переворот, наказал зачинщиков, а непосредственно Савмака выслал в Понтийское царство.

«Когда же скифы во главе с Савмаком произвели государственный переворот и убили воспитавшего его Перисада, царя Боспора, а против него самого составили заговор, он, избежав опасности, сел на отправленный… гражданами корабль; посетив… и призвав на помощь граждан, он, имея ревностное содействие со стороны отправившего его царя Митридата Евпатора, прибыл в начале весны с сухопутным и морским войском; получив также отборных из граждан на трёх кораблях и выдвинувшись из нашего города, он захватил Феодосию и Пантикапей и, покарав виновников восстания, – причём Савмака, убийцу царя Перисада, он, пленив, отправил в царство, – восстановил владения царя Митридата Евпатора.»

alt
Декрет в честь Диофанта. Текст. Источник: https://iospe.kcl.ac.uk/3.8-ru.html

Важно упомянуть, что среди учёных до сих пор не утихают споры относительно личности Савмака. В тексте декрета фраза «…скифы во главе с Савмаком произвели государственный переворот и убили воспитавшего его Перисада, царя Боспора, а против него самого составили заговор» вызывает у них оживлённые споры. До сих пор остаётся не ясным – кого именно вскормил Боспорский царь.

На сегодняшний день существует несколько версий его происхождения.

Первая: ряд историков видел в личности Савмака дворцового раба и, соответственно, воспринимали произошедшие события как восстание против угнетателей.

Вторая версия говорит о том, что Савмак являлся членом полуварварской верхушки Боспорского царства, которая опиралась на поддержку скифских правителей, при помощи которых и был совершён переворот.

Третья же версия говорит о том, что этот человек не имел никакого отношения ни к правлению Пантикапея, ни к рабам, а являлся царевичем Малой Скифии и, по сути, вторгся в Боспорское царство извне.

Как бы там ни было, но правление Савмака долго не продлилось, и по итогу этих жестоких событий, примерно со 107 года до нашей эры, Митридат VI Евпатор укрепляется у власти над Боспорским царством, а по факту и всем Северным Причерноморьем на целых пятьдесят лет.

alt
Карта территории Понтийского царства на начало I века до н.э.

«Также он, содействуя отправляемым народом посольствам во всём полезном, являет себя доброжелательным и щедрым по отношению к херсонеситам; итак, с тем чтобы было очевидно, что и народ воздаёт подобающую благодарность своим благодетелям, пусть Совет и Народное собрание постановят: увенчать Диофанта, сына Асклепиодора, золотым венком на Парфениях во время процессии, при этом симмнамоны должны провозгласить: «Народ награждает венком Диофанта, сына Асклепиодора, синопейца, за доблесть и благосклонность по отношению к себе»; поставить также его медную статую в доспехах на акрополе рядом с алтарём Девы и Херсонас, и пусть вышеуказанные должностные лица позаботятся, чтобы это было сделано как можно скорее и лучше; записать это постановление на пьедестале статуи, а средства на это пусть выдадут казначеи священных сумм.»

Стоит сказать о том, что помимо Диофанта в боях на Северном Причерноморье история помнит ещё одного понтийского полководца – Неоптолема. Краткая информация о нём зафиксирована в нескольких строках «Географии» Страбона, который упоминает о крупных победах над варварами у устья Меотийского озера (то есть в Керченском проливе). Причём античный историк пишет о том, что «…полководец Митридата Неоптолем в одном и том же проливе летом разбил варваров в морском бою, а зимой – в конном». Эти скудные данные крайне интересны и важны для исследователей, так как сведения Страбона косвенно говорят о том, что помимо крымских завоеваний царь Понта вёл активную кампанию по захвату азиатской части Боспорского царства (Таманский полуостров). Однако достоверных сведений по данному вопросу до сих пор найти не удалось, и существуют лишь предположения о том, с кем вступал в сражения Неоптолем.

В частности, Виноградов Ю. В. в своих исследованиях предполагал, что в Керченском проливе понтийский полководец столкнулся с племенами ахейцев, зигов и гениохов, о которых упоминал тот же Страбон. О том, что эти племена промышляли разбоем и весьма успешно совершали морские набеги на торговые караваны, кратко упоминалось в предыдущей статье.

Данная теория представляется весьма вероятной, так как есть свидетельства того, что в период кризиса Боспорского царства пираты весьма успешно торговали в Боспорских портах, меняя награбленное на провиант и товары. Очевидно, что они не были заинтересованы в смене привычных порядков и потере точек сбыта, всячески этому сопротивляясь.

Роль Боспора в большой игре


Полководцы завоевали для Митридата не только скифов и тавров. В состав Понтийского царства вошли Боспор, Херсонес, Ольвия и Тира. Позже к ним присоединились бастарны и сарматы.

Единым центром управления для этих земель стала столица Боспорского царства – Пантикапей. Здесь находились наместники Митридата, и отсюда отправлялась помощь и необходимые ресурсы на нужды Понта.

Включение античных государств Северного Причерноморья в состав единой державы поначалу казалось выгодным всем сторонам и, безусловно, нашло поддержку эллинских городов. Однако действия Митридата отнюдь не были актом чистого альтруизма. Его амбиции простирались намного дальше берегов Чёрного моря, и столкновение с могучим Римом в этой ситуации было неизбежно. Понтийская держава была создана к началу Первой Митридатовой войны – в этой и последующих кампаниях северным греческим землям отводилась роль поставщика провизии, снаряжения и, что важнее всего, воинских контингентов. Основная масса войск при этом рекрутировалась из варварских племён и в меньшей степени отрядами эллинских государств.

alt
Бюст Митридата VI Евпатора. Лувр, Париж

Формируя свою державу, Митридат VI Евпатор столкнулся с сопротивлением ряда варварских племён, последующий контроль над которыми представляется задачей более сложной, чем их завоевание. В начинающейся борьбе с Римом Понтийский царь без сомнения придавал крайне важное значение своим Крымским победам. Причём эти завоевания имели не только практический вес, выражавшийся в людских и материальных ресурсах, но и морально-психологический. Официальная пропаганда выставляла Митридата VI победителем скифов, не знавших ранее поражения, ставя царя Понта выше Кира, Дария и Зопириона, которые не смогли справиться с великими кочевниками. Собранное в большинстве своём из этих варваров войско должно было оказаться не по силам Римским армиям.

Однако если присмотреться, то ситуация складывалась для Митридата не так радужно, как казалось. Связи, налаженные с варварскими племенами, были не столь прочны и надёжны, как хотелось бы Понтийским правителям. Возможно, отчасти это сыграло свою роль в последующей драме, разыгравшейся на землях Боспора.

Но об этом в следующей статье…

Источники:

1. В. Ф. Гайдукевич «Боспорское царство» Москва. Ленинград. 1949
2. Ю. А. Виноградов, В. А. Горончаровский «Военная история Боспорского царства» Издательство «Ломоносов». 2017
3. В. М. Зубарь, А. С. Русяева «На берегах Боспора Киммерийского» Издательский дом «Стилос». 2004
4. «Декрет в честь Диофанта». https://iospe.kcl.ac.uk/3.8-ru.html


© 2007-2020, All Rights Reserved Nigeria|Somalia|Sudan|Tunisia|News|War
Tags: news, russia, ukraine, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments