izwest (izwest) wrote,
izwest
izwest

Categories:

«Стародубский вор» против Шуйского. Битвы под Болховом и на Ходынке











«Стародубский вор» против Шуйского. Битвы под Болховом и на Ходынке
С. Иванов. Армия самозванца.


В ходе борьбы войск царя Василия Шуйского с болотниковцами объявился новый самозванец – Лжедмитрий II, бывший марионеткой польской шляхты. Начался новый этап Смуты, который теперь сопровождался открытой польской интервенцией. Польско-литовская шляхта активно поддержала своего ставленника. Армия самозванца осадила Москву.

Стародубский лагерь


Пока болотниковцы сражались с царской армией, вся Северщина ждала «исхода» доброго царя из Польши. Путивль, Стародуб и другие города не раз посылали людей за границу на поиски «Дмитрия». Нужен был царь. И он появился.

В Белой Руси нашли человека, который был похож на Лжедмитрия. Никто не знал, кем был новый самозванец. Люди из окружения Лжедмитрия II считали его «московитом», который долго жил в Литовской Руси. Он умел читать и писать по-русски и по-польски. Хорошо знал о делах первого самозванца. Возможно, что был при нём писцом и бежал после восстания в Москве. По данным иезуитов, его звали Богдан, и он был евреем.

Русские власти со временем утвердили эту версию о еврейском происхождении самозванца. Советник самозванца князь Мосальский считал, что «вор» – это поповский сын Дмитрий, из Москвы. Князья Мосальские доказывали это тем, что Лжедмитрий

«круг церковный весь знал».

По ещё одной версии самозванец был учителем из Шклова, затем перешёл под Могилёв. Там его заметили несколько шляхтичей, которые служили Лжедмитрию I. Они решили, что учитель может сойти за «царевича». Но новый «Дмитрий» был трусливым человеком, участь самозванца пугала его. Он бежал из Могилёва. Его обнаружили и арестовали. Новые покровители вытащили его из тюрьмы, и новоиспечённый «царь» стал более сговорчивым.

Поляки решили направить самозванца на Русь не под именем «Дмитрия», а в образе его родственника Андрея Нагого. С ним были двое людей – Григорий Кашинец и московский подъячий Алёшка Рукин. В мае 1607 года в Стародуб прибыл «Нагой» и объявил, что родственник его «царь Дмитрий» жив и скоро явится.

Но время шло, а царь всё не объявлялся. Из осаждённой Тулы Болотников прислал атамана Ивана Заруцкого. Вскоре повстанцы устали ждать, и они взяли на пытку Рукина. Тот заявил, что «истинный царь» уже в Стародубе – это Нагой. Лженагой это подтвердил.

12 июня Стародуб присягнул «царю Дмитрию Ивановичу». За ним последовали и другие южнорусские города. Со всех сторон к самозванцу потянулись стрельцы, казаки и посадские люди. Люди шли и из западнорусских земель, подвластных Польше. Пан Меховецкий навербовал несколько тысяч человек в «царское» войско в Белоруссии. Он стал гетманом «царской» армии – главнокомандующим. Прибыл большой отряд запорожских казаков.

alt

На Тулу


10 (20) сентября 1607 года войска Меховецкого выступили на Тулу. Города, к которым подходили повстанцы, приветствовали «царя». Армия Лжедмитрия заняла Почеп, Брянск и Белёв.

В октябре Меховецкий разбил под Козельском отряд царских войск воеводы Литвинова-Мосальского. Передовые отряды заняли Крапивну, Дедилов и Епифань на подступах к Туле, где ещё сражался Болотников. Но гарнизон Тулы не продержался до подхода помощи.

10 (20) октября Тула открыла ворота. Болотникова и «царевича» Петра арестовали, затем казнили.

Заняв Тулу, царь Василий Шуйский отпраздновал победу и распустил уставшее в длительной осаде войско по домам.

Он переоценил свою тульскую победу, недооценив противника. Видимо, считал, что восстание подавлено, лидеры восставших схвачены, их основные силы уничтожены или бежали. Шуйский не предусмотрел своевременно угрозы со стороны «стародубского вора».

Тем временем царские воеводы не смогли захватить Калугу, в которой засел крупный отряд повстанцев. Тогда царь приказал выпустить из тюрем пленных казаков, взятых под Москвой и Тулой, вооружить и дать возможность «кровью» искупить вину. Их возглавил один из ведущих командиров Болотникова – атаман Юрий Беззубцев. Он должен был вести казаков к Калуге и склонить её гарнизон к сдаче.

Но царь Василий плохо просчитал свои действия. Как только 4 тыс. казачий отряд разбил стан у Калуги, в нём началась смута. Царские воеводы не смогли удержать в повиновении бывших мятежников. Начались стычки между дворянами и казаками. Оставшиеся верными царю силы бросили артиллерию и бежали в Москву.

Казаки отдали пушки гарнизону Калуги, а сами двинулись на соединение с «Дмитрием».

Новый самозванец (в отличие от первого) показал себя человеком слабым, малодушным. Получив известие, что Тула пала, он решил, что всё пропало и пора делать ноги. Из Болхова он бежал в Путивль.

Это привело к развалу первоначальной армии. Запорожцы ушли за кордон. Лжедмитрий II достиг Комарицкой области, но тут был остановлен польскими отрядами. Прибыл пан Тышкевич, затем пан Валявский, которые привели на царскую службу 1800 человек пехоты и конницы. Вернулись и ушедшие было казаки.

В Речи Посполитой завершилась гражданская война (рокош). Многие польские шляхтичи, наёмники остались без дела. Смута в России привлекала их возможностью добыть много добра. Русская земля считалась богатым царством, где можно сколотить состояние. В войско самозванца целыми отрядами потянулись европейские и польские авантюристы, затем и крупные феодалы.

alt
Источник: Разин Е. А. История военного искусства

Брянская осада. Орловский лагерь


Одобренный сильными подкреплениями «царёк» (так его называли поляки), вторично повёл войска на Брянск. Царские воеводы отстроили сожжённый ранее город.

9 (19) ноября армия самозванца осадила Брянск. Повстанцы более месяца осаждали город, но не смогли сломить мужество его защитников. Обороной руководили воеводы Кашин и Ржевский. Однако в городе начинался голод, ощущалась нехватка воды, что вынуждало защитников делать вылазки.

На помощь Брянску были направлены полки под командованием Литвинова-Мосальского и Куракина. Мосальский вышел к городу 15 (25) декабря, но тонкий лёд на р. Десне не давал переправиться. Это не смутило царских ратников, ломая лёд, под выстрелами противника, они начали переправу. Такая решимость удивила сторонником «Дмитрия». Завязался бой.

В это время гарнизон города сделал сильную вылазку. Не выдержав атаки с двух сторон, войска самозванца отступили.

Позднее подошёл и отряд Куракина. Он уже по твёрдому льду доставил в Брянск все необходимые припасы. Повстанцы снова попытались разбить царские полки, но без успеха. Видя безрезультатность осады, Лжедмитрий отвёл свои силы в Орёл, остановившись там на зимовку.

В течение зимы силы повстанческой армии серьёзно возросли. Группами и поодиночке к нему стекались ранее разбитые болотниковцы, шли новые отряды из Польши. К «царьку» прибыли отряды князей Адама Вишневецкого, Александра Лисовского, Романа Рожинского (Ружинский). Прибыли большие отряды донских и запорожских казаков под началом атамана Заруцкого.

С этого времени «Лжедмитрий II» полностью стал марионеткой польских панов, которые определяли его политику. Рожинский оттеснил Меховецкого (ушёл со своими людьми) и стал новым гетманом. Следом за польскими магнатами и панами в окружении Лжедмитрия появились и русские бояре.

Волны смуты снова затопили юго-запад России. Местные служилые люди и дворяне, которые ранее поддерживали первого самозванца, затем и Лжедмитрия II, вскоре уразумели, откуда ветер дует.

«Стародубского вора» окружили польские паны. «Воры» разоряли земли и города. Сотни дворян из Северщины, спрятав семьи, тайком бежали в Москву под руку царя Василия.

Самозванец издал указ, по которому земли «изменников» отходили к их холопам, они получили право насильно брать в жены боярских и дворянских дочерей или оставшихся помещиц. Повсюду в селениях холопы чинили насилие над оставшимися дворянами, били и гнали их приказчиков, делили добро.

На Москву


Весной 1608 года армия самозванца пошла на Москву.

Отряд Лисовского отделился от главных сил под Болховом и двигался на восточном фланге. Лисовский захватил Епифань, Михайлов и Зарайск. Против него выступило ополчение Рязанщины под началом Ляпунова и Хованского. Однако царские воеводы проявили беспечность и не организовали разведку.

Лисовский внезапной атакой из Зарайского кремля 30 марта (9 апреля) разгромил рязанцев. Затем Лисовский захватил Михайлов и Коломну, где не ожидали атаки. Отряд Лисовского захватил артиллерийский парк, к нему присоединилось много бывших повстанцев.

Лисовский планировал идти к Москве, на соединение с главными силами Лжедмитрия II. В июне 1608 года на перевозе через Москву-реку у Медвежьего брода (между Коломной и Москвой) отряд Лисовского неожиданно подвергся нападению царских полков под началом Ивана Куракина.

Обремененные артиллерией и обозами воины Лисовского были разбиты и бежали, потеряв все коломенские трофеи и пленников. Царские войска отбили Коломну. Лисовский вынужден был совершить большой обходной марш, пробираясь к Москве.

Чтобы остановить войска «стародубского вора» Шуйский направил против него 30 тыс. армию под командованием брата Дмитрия. Две рати встретились под Болховом.

30 апреля – 1 мая 1608 года произошло Болховское сражение. Сначала передовые отряды самозванца – польские гусарские роты и казаки, атаковали противника. Их успешно отбросила дворянская конница и немецкие наёмники. Гетман Рожинский бросил в бой подкрепления. И войска самозванца потеснили передовой полк Голицына.

Ситуацию выправил Сторожевой полк Куракина. Первый день закончился ничьей. На следующий день польско-казацкие войска возобновили фронтальные атаки. Они не имели успеха. Царские войска заняли крепкую позицию: ратники размещались под защитой обоза, подступы к которому спереди прикрывало больше болото. Вражеская конница не могла использовать свои преимущества.

Перебежчики сообщили Рожинскому о силах царской армии, расположении полков и их шаткости, нежелании драться за Шуйских. Рожинский решил продолжить сражение. Свои резервы двинул для флангового обхода, а войска на фронте «укрепил» большим количеством обозных телег, на которых были знамена.

Была создана видимость появления нового большого войска у самозванца. Дмитрий Шуйский, который никогда не отличался высоким боевым духом и военными талантами, испугался и решил отвести артиллерию назад к Болхову. Это движение вызвало замешательство в русских полках. И когда поляки и казаки снова пошли в наступление, они смогли прорвать линию царских войск в нескольких местах.

Армия Шуйского бежала и была практически полностью разгромлена. Часть царских войск (5 тыс.) засела в Болхове, но после артиллерийского обстрела сложила оружие и признала Лжедмитрия II законным государем. Тысячи бывших царских ратников присоединились к армии самозванца.

Чтобы удержать при себе польские отряды, которые требовали денег, самозванец заключил с ними новое соглашение. Он обещал поделить с ними все сокровища, которые захватят в Москве.

Козельск и Калуга сдались без боя. Присягнула «вору» и Тула. Местные дворяне бежали в Москву и Смоленск.

Но далее идти на Москву по Калужской дороге армия самозванца не смогла. Там стояли царские полки под началом Скопина. Самозванец и гетман предпочли отказаться от нового решительного сражения и пойти другой дорогой.

Это промедление, очевидно, спасло Москву, где после разгрома армии Шуйских (Дмитрия и Ивана) началась паника.

При этом в самой рати Скопина обнаружился заговор. Несколько бояр (князья Иван Катырёв, Юрий Трубецкой и Иван Троекуров) готовились поддержать «Дмитрия» и выступить против Шуйского. Сокпину-Шуйскому пришлось отводить войска в столицу. Заговорщики были арестованы и отправлены в ссылку.

Восставшие заняли Борисов, Можайск и вышли к стольного граду по Тверской дороге. В июне 1608 года войска самозванца разбили лагерь в Тушино.

Скопин стоял на Ходынке напротив Тушина. Царь Василий с двором на Пресне. Массовое появление поляков в войске самозванца вызвало большую тревогу в Кремле.

Русское правительство развило бурную деятельность, пытаясь предотвратить войну с Польшей. Шуйский поспешил завершить мирные переговоры с поляками, обещал отпустить домой Мнишеков и других пленных, задержанных в Москве после убийства Отрепьева.

Польские послы в принципе были согласны отозвать из России все отряды, бывшие при армии самозванца. Проблема была в том, что магнаты могли и не согласиться.

На радостях Василий известил гетмана Ружинского о близком мире и обещал выплатить польским солдатам деньги, которые они «заслужили» в войске самозванца. Это была ошибка. Две недели царские войска бездействовали, в полках поверили, что война вот-вот закончится.

Поляки использовали беспечность русских. 25 июня Ружинский повёл свои войска в атаку. Правительственные войска в беспорядке отступили. Тушинцы пытались на плесах отступающих ворваться в Москву, но были отброшены стрельцами.

Ружинский был уже готов отступить от Москвы. Но царские воеводы не осмелились преследовать противника.

Тушинцы привели свои полки в порядок и начали осаду Москвы.

alt

© 2007-2020, All Rights Reserved Nigeria|Somalia|Sudan|Tunisia|News|War
Tags: news, russia, ukraine, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments