izwest (izwest) wrote,
izwest
izwest

Categories:

И снова о «четвёрке» и «тридцатьчетвёрке»











alt

Данный материал является продолжением цикла, посвящённого эволюции знаменитого советского танка Т-34, ссылки на который приведены в конце статьи. Но дабы уважаемому читателю не пришлось штудировать мои работы по этой теме, я вкратце приведу основные выводы, сделанные мною ранее. Разумеется – без развернутых доказательств. Таким образом, те, кто не желает тратить время на изучение моих старых статей, ничего не потеряют.

А тем, кто читал данный цикл, всё равно, возможно, будет интересно, потому что «выводы ранних материалов» выполнены в виде сравнения эволюций известнейшего советского и основного немецкого средних танков. Речь, разумеется, идёт о Т-34 и Т-IV всех модификаций.

О ревизии взглядов


Общеизвестно, что в советское время Т-34 превозносился как лучший танк всех времен и народов эпохи Второй мировой войны. Но в дальнейшем, уже после распада СССР, появилась иная точка зрения. Многими вполне справедливо отмечался целый ряд преимуществ Т-IV, которыми германский танк обладал на начальном этапе войны сравнительно с «тридцатьчетвёркой». Речь идёт о качественном двигателе и трансмиссии, общей технической надёжности, эргономичности, экипаже из 5 человек, что позволяло командиру танка сосредоточиться на наблюдении за полем боя и управлении, и, конечно, хороших (для танка) возможностей вести это самое наблюдение. Когда к этим бесспорным достоинствам «детища сумрачного арийского гения» добавилась не совсем ещё длинноствольная 75-мм пушка KwK 40 L/43, то превосходство Т-IV стало и вовсе неоспоримым. Установка более мощной KwK 40 L/48 ещё сильнее увеличило разрыв в боевых возможностях Т-34 и Т-IV. Наконец, появление Т-34-85 нивелировало или как минимум до известной степени сократило отставание «тридцатьчетвёрки» от Т-IV, но к этому времени немецкие танковые соединения получали «Тигры» и «Пантеры»…

Иными словами, сегодня нередко можно видеть точку зрения, что германский Т-IV с длинноствольной 75-мм пушкой на голову превосходил любые модификации «тридцатьчетвёрки» с 76-мм артсистемами, и лишь Т-34-85 стал его аналогом, да и то с некоторыми оговорками. Но так ли это?

Довоенный период


Надо сказать, что T-IV существенно старше нашей тридцатьчетвёрки. Первые машины этого типа – T-IV Ausf. А (модель «А»), были созданы в 1936-1937 гг.
alt


Боевыми танками Ausf. А назвать весьма затруднительно хотя бы потому, что толщина брони не превышала 15-20 мм. Впрочем, таких машин было построено всего 35, так что современная историография вполне логично считает их предсерийными.

Следующими стали машины Ausf. В. Они имели кое-какие конструктивные отличия, лучший двигатель, более современную коробку передач, а толщина лобовой брони была доведена до 30 мм. Но и таких машин было произведено всего то ли 42, то ли 45 ед., создавались они в 1937-1938 гг.

Таким образом, первой более-менее серийной модификацией стал Ausf. С. Этих машин было произведено аж 140 ед., правда 6 из них тут же переделали в мостоукладчики. Отличия от предыдущей версии были минимальными, так что в принципе Ausf. В и С, пожалуй, можно засчитать за одну серию относительно приличных размеров. Но это уже чистая вкусовщина.

alt


Вооружение танков вышеупомянутых модификаций было совершенно однотипным и включало в себя короткоствольную 75-мм пушу KwK 37 L/24 с начальной скоростью 385 м/с и один 7,62-мм пулемёт MG-34. Усиление бронезащиты, конечно, сказалось на массе, увеличившейся с 17,3 т у Ausf. А до 18,5 т у Ausf. С.

Между началами Второй мировой и Великой Отечественной войн


Следующая модификация «четвёрки» – Ausf. D, выпускалась уже после нападения Германии на Польшу, то есть в период с октября 1939 по май 1941 г. Сведения о выпуске различаются: по М. Барятинскому выпущено 229 танков, и то ли из этого количества, то ли ещё дополнительно 10 машин переоборудовали в мостоукладчики. По другим данным, всего приступили к постройке 248 машин, из которых в качестве танков были введены в строй 232, остальные 16 – как мостоукладчики, но потом 3 единицы этой сапёрной техники обратно переоборудовали в танки. Основным отличием стала внешняя маска орудия (до этого была внутренней), усиление защиты курсового пулемёта, доведение толщины брони бортов и кормы корпуса и башен до 20 мм и появление второго 7,62-мм пулемёта. Теперь корпус имел толщину лобовых частей корпуса и башни 30 мм, бортов и кормы – 20 мм, а маска пушки доходила до 35 мм. Но неправильно было бы думать, что тем самым лобовая броня башни Ausf. D после этого достигла 65 мм – по факту лобовой лист и маска пушки практически не перекрывались.

Почти параллельно с Ausf. D строилась следующая модификация Ausf. E.

alt

М. Барятинский указывает, что с сентября 1940 г. по апрель 1941 г. вошли в строй 223 таких машины, по другим данным – 202 танка и ещё 4 мостоукладчика на их базе. Отличие от Ausf. D заключалось в некотором усилении бронирования – нижняя лобовая плита получила толщину в 50 мм. Кроме того, верхняя и боковые бронеплиты корпуса получили дополнительную защиту – на них навешивались 30 мм (лоб) и 20 мм (борта) плиты. Таким образом, толщина брони вертикально расположенных бронеплит корпуса составляла или 50, или 30+30 мм (лоб) и 20+20 мм (борта), а вот башня осталась прежней – 35 мм маска пушки, 30 мм лоб и 20 мм – борт и корма. Командирская башня «утолщилась» с 50 до 95 мм.

Именно Ausf. E следует считать первой модификацией Т-IV, в которой был учтён опыт боевых действий. И этот самый опыт неопровержимо свидетельствовал, что «четвёрка» с её 20-30 мм бронёй слишком слабо защищена и вполне успешно поражается снарядами противотанковой артиллерии даже с больших дистанций. Соответственно, возникла необходимость срочного усиления защиты, что и привело к навешиванию дополнительной брони на Ausf. E. Аналогичную дополнительную защиту получили и поздние Т-IVD, но сколько именно – мне неизвестно.

Конечно, такая навесная броня заметно лучше, чем ничего. Однако подобное «экранирование» германскими конструкторами совершенно справедливо почиталось как полумера, и потому в следующих моделях немцы перешли от экранирования к монолитным плитам. Лоб и маска башни, а также передняя лобовая деталь модификации Ausf. F защищалась 50 мм бронёй, толщина бортов и кормы корпуса и башен была доведена до 30 мм. Всего с апреля 1941 г. по март 1942 г. было выпущено то ли 462 (по М. Барятинскому), то ли 468 таких танков и 2 шасси для них, а ещё 3 танка были переоборудованы в машины следующей модификации. Интересно, что после появления следующей модификации – Ausf. F2, эти танки сменили своё именование на Ausf. F1.

Всего к началу Великой Отечественной войны германские вооруженные силы располагали 439 танками Т-IV различных модификаций.

Что же до Т-34, то его характеристики я упоминал ранее и не вижу смысла детализировать их вновь. Отмечу только, что «тридцатьчетвёрка» была изначально более тяжёлой, нежели Т-IV, машиной – 26,5 т., несла более мощную броню – 45 мм с рациональными углами наклона и имела куда более мощное 76-мм орудие. В 1940 г. на Т-34 ставилась Л-11, а впоследствии – Ф-34 с начальной скоростью бронебойного снаряда до 655 м/с. Увы, обладая столь значительными достоинствами, Т-34 не имел наводчика в своём экипаже, его приборы наблюдения оказались существенно хуже, нежели у его германского «коллеги», а двигатель – совершенно сырым, как, собственно, и многие иные элементы конструкции. Кроме того, Т-34 был на тот момент совершенно неудобен в управлении.

Всего в 1940-м и первой половине 1941 года было выпущено 1225 «тридцатьчетвёрок», в войсках же их насчитывалось 1066.

Некоторые выводы


Очень и очень многие любители военной истории сегодня воспринимают сырость довоенных Т-34 в качестве свидетельства известной «криворукости» отечественных конструкторов. Иное дело – германские стандарты качества, которым нам вроде как оставалось только завидовать. Формально дело так и обстоит, но есть нюанс.

Действительно, в начале Второй мировой и, тем более, Великой Отечественной войн Т-IV представлял собой технически вполне надёжную машину. Но что обеспечило эту самую надёжность? Гениальность германской конструкторской мысли вкупе с мастерством германских рабочих или всё-таки тот факт, что данный танк эксплуатировался с 1937 г., и на нём просто уже были исправлены все конструкторские недоработки?

Ведь если смотреть беспристрастно, то получается, что изделия германского танкопрома сразу после запуска в производство вовсе не поражали воображение своим непревзойденным качеством. Первые модификации Т-I и Т-II поступали в войска с 1934 и 1936 гг. соответственно, и, казалось бы, у немецких военных было более чем достаточно времени, чтобы обкатать эту боевую технику до аншлюса Австрии. Но в 1938 г. германские танковые войска буквально развалились во время похода на Вену. Развалились на вполне приличных дорогах и безо всякого сопротивления противника: по некоторым данным, из строя вышло до половины германских танков, участвовавших в той операции. О технической сырости «Тигров» и «Пантер» первых выпусков наслышаны, я думаю, все. Соответственно, нет никакой уверенности, что первые серийные Т-III и Т-IV отличались какой-то сверхнадёжностью. Вполне можно предположить, что техническое качество «троек» и «четвёрок», обрушившихся на СССР в июне 1941 г., есть следствие их многолетней эксплуатации в войсках, в ходе которой машины были доведены до требуемого уровня. А вот нашим Т-34, которые передавались в войска в сколько-то заметных количествах только с ноября 1940 г., эти «доработки напильником» ещё только предстояло пройти.

alt
Фото: А.В.Карпенко http://bastion-karpenko.narod.ru

Иными словами, если уж сравнивать уровень конструкторской мысли и технологий, то следовало бы сопоставить техническую надёжность Т-34 обр. 1941 г. с таковой у Т-IV Ausf. В или С сразу после выхода с конвейера. И здесь, думается мне, результат может оказаться вовсе не такой разгромный для Т-34, каковой возникает при сопоставлении по данному параметру «тридцатьчетвёрки» обр. 1941 г. и Т-IV Ausf. F.

К моменту нападения на СССР соединения вермахта, расположенные на советско-германской границе, вообще не имели средних танков, сопоставимых по вооружению с Т-34, и лишь незначительная часть из них располагала… нет, не то чтобы хорошим, но хоть сколько-то адекватным бронированием.

Наиболее массовые на тот момент «четвёрки» модификаций Ausf. С и Ausf. D с их лобовой бронёй в 30 мм и бортов – 20 мм по меркам 1941 г. защищены были откровенно слабо. Конечно, модификация Ausf. E с её накладными бронелистами на бумаге выглядела куда более солидно, с её совокупной толщиной брони в 50-60 мм (лоб) и 40 мм (борт). Но это если забыть о том, что два бронелиста имеют прочность меньшую, нежели монолитная броня той же толщины.

Когда в 1942 г. британские инженеры заполучили в своё распоряжение Т-IV Ausf. E, они, как следует «поиздевавшись» над «чудом враждебной техники», пришли к довольно неожиданным выводам. Оказалось, что стандартная британская противотанковая двухфунтовка, стреляющая 40(42)-мм бронебойным снарядом с начальной скоростью 792 м/с, пробивала лобовую броню Ausf. E, начиная с 500 ярдов, или 457 м. Бортовая же броня не выдерживала удар почти с километра (1000 ярдов). Советская 45-мм противотанковая пушка образца 1937 г. отправляла в полёт бронебойный снаряд с начальной скоростью 760 м/с, то есть если и уступала британской двухфунтовке, то отнюдь не на порядок. Таким образом, более-менее приемлемую бронезащиту имели только около 100 Ausf. F (выпуск Т-IV в апреле-июне 1941 г.), причём, конечно, не все из них были сосредоточены на Востоке к началу вторжения.

Что же до вооружения Т-IV, то все модификации, перечисленные выше, несли 75-мм пушу KwK 37 L/24. Сия артсистема с длиной ствола аж в 24 калибра значительно превосходила 37-мм «колотушки», установленные на большинстве прочих германских танков, по части воздействия на незащищённые бронёй цели. Расстрелять колонну грузовиков, «закидать» снарядами позиции противотанковой батареи, подавить пехоту в окопах – со всем этим KwK 37 L/24 справлялась хорошо. Но она была почти бесполезна для борьбы с танками, имеющими противоснарядное бронирование, каковыми являлись Т-34 и КВ. Сегодня много говорят про германские кумулятивные снаряды, и да – они действительно давали какие-то шансы поразить советскую бронетехнику. Но всё же эти снаряды тогда не стали ещё эффективным оружием, отчего, несмотря на их массовый выпуск, Германии таки пришлось делать ставку на кардинальное увеличение калибров и усиление характеристик орудий, используемых в качестве противотанковых.

Без сомнения, в 1941 г. Германия смогла использовать свои танки, включая и Т-IV, значительно более эффективно, нежели РККА – свои, в том числе Т-34 и КВ. Разумеется, огромную роль здесь сыграла более качественная подготовка танкистов вермахта всех званий вместе с большим боевым опытом, накопленным в Польше и Франции. Всё это воплотилось в тактическое преимущество, позволявшее немцам отправлять в бой свои танки там и тогда, где и когда они были действительно нужны. В 1941 г. немцы прекрасно умели использовать танковые соединения, состоявшие из разнородных сил – пехоты, полевой артиллерии, ПТО и, собственно, танков. Они умело «жонглировали» своими силами, постоянно выигрывая в «камень-ножницы-бумага»: подавляли пехотную оборону артиллерией и танками, подставляли под наши танковые контратаки ПТО и т. д. Разумеется, огромную роль здесь играло тотальное преимущество в средствах связи, которыми обладали германские войска. Вот как, к примеру, описывает связь Э. Манштейн, командовавший 56-м танковым корпусом:

Конечно, я мог постоянно передвигаться и при этом продолжать управлять войсками только потому, что постоянно брал с собой радиостанцию на машине под начальством нашего превосходного офицера связи, позже майора Генерального Штаба Колера. Он с удивительной быстротой искусно налаживал радиосвязь с дивизиями, а также с КП и поддерживал её во время поездок. Поэтому я всегда был в курсе обстановки на всём участке корпуса, и те распоряжения, которые я отдавал на месте, попадали сразу же в оперативную группу штаба, он сам так же своевременно получал сведения

Иными словами, Манштейну даже не нужно было находиться в штабе, чтобы постоянно располагать сведениями о своих войсках. В РККА дела обстояли, мягко выражаясь, намного хуже. Даже и много позднее, начав наступление, командирам крупных соединений к вечеру частенько приходилось лично объезжать части, чтобы выяснить, чего удалось достигнуть за прошедший день. А в 1941 г. многократно случалось, что передача сведений в штаб корпуса или армии и доведение до частей приказов на основе этих сведений запаздывали настолько, что сами эти приказы становились совершенно неактуальными.

Но если брать чисто технический аспект, то германские Т-IV всех модификаций, с треском проигрывая Т-34 по артиллерии и защите, тем не менее обладали преимуществом в:

1) Технической надёжности
2) Эргономике
3) Ситуационной осведомлённости

И этого в совокупности с прочими преимуществами, увы, оказалось достаточно, чтобы господствовать на полях сражений. Означало ли всё вышесказанное, что Т-IV превосходил Т-34? Всё же – вряд ли. Да, советские танки в сравнении с германскими были на тот момент буквально «незрячими», но... Носорог тоже плохо видит. Однако при его весе и толщине кожи – это не его проблемы.

Что же было дальше? Июнь 1941 - декабрь 1942 гг.


В марте 1942 г. было завершено производство Ausf. F, и начался выпуск следующей модификации Т-IV – Ausf. F2. Данный танк был практически во всём эквивалентен Ausf. F за исключением того, что на нём размещалась 75-мм KwK.40 L/43 с длиной ствола, как видно из обозначения, 43 калибра. Исключение составляли 8 машин, которым то ли приварили, то ли прикрутили болтами на лобовые 50 мм детали дополнительную 30 мм бронеплиту. Формально эта модификация производилась совсем недолго, всего 3 месяца с марта по апрель 1942 г., и за это время было выпущено всего только 175 Т-IV Ausf. F2, и ещё 25 было переоборудовано из Ausf. F (или Ausf. F1, если угодно).

Следующим «видом» Т-IV стал Ausf. G., производившийся с мая 1942 г. по июнь 1943 г. в количестве 1687 ед. На самом деле модификацией это назвать едва ли возможно, потому что первоначально никакой модификации и не было. Просто Управлению вооружений чем-то не понравилась обозначение Ausf. F2, и оно заменило его на Ausf. G. Сам же танк при этом остался неизменным, так что фактически продолжал производиться всё тот же Ausf. F2, только под иной аббревиатурой.

alt

Однако время шло, и Ausf. G. получил значимые усовершенствования. Во-первых, усиливалась броня, так как стало ясно, что даже и 50 мм «лоб» против советских 76-мм артсистем – такая себе защита. Соответственно, на вертикально расположенную лобовую деталь стали наваривать (либо монтировать при помощи болтов) дополнительный 30 мм бронелист. Из общего количества 1687 ед. Т-IV Ausf. G такую защиту получили около 700 танков, кроме того, последние 412 машин получили «удлинённую» до 48 калибров 75-мм пушку KwK.40 L/48

А что же Т-34?


Увы, наш танк, с точки зрения чисто боевых характеристик и в конце 1942 г. немногим отличался от машин довоенного выпуска. Численность экипажа, вооружение и бронирование оставались примерно теми же, приборы наблюдения – практически не менялись, и т. д. и т. п.

Безусловно, в июне 1941 г. бронирование Т-34 могло считаться противоснарядным. Это не значит, конечно, что танк нельзя было подбить из наиболее распространённой в вермахте 37-мм противотанковой пушки Pak 35/36, но сделать это было очень нелегко. И немцы, столкнувшись с нашими танками, в течение 1942 г. предприняли огромные усилия по насыщению своих боевых порядков противотанковой 50-75-мм артиллерией, не чураясь при этом ставить в строй советские и французские трофейные орудия. И это – не единичные случаи. Доля французских пушек в общем количестве 75-мм ПТО, поступивших в ВС Германии в 1942 г., составила больше 52 %.

Соответственно, бронирование Т-34 постепенно теряло статус противоснарядного, а превосходство над германскими танками в вооружении было сведено на нет установкой на Т-IV, начиная с Ausf. F2, 75-мм KwK.40 L/43. Эта артсистема по своим «бронебойным» возможностям превосходила отечественную Ф-34, которой комплектовались «тридцатьчетвёрки» как по начальной скорости (разница составляла порядка 80-100 м/с для разных типов бронебойных снарядов), так и по качеству этих самых бронебойных снарядов.

Таким образом, преимущества Т-34 постепенно терялись, а вот недостатки в виде плохой обзорности и т. д. – оставались налицо. К этому следовало прибавить всё ещё меньшее боевое умение наших танковых экипажей в сравнении с опытнейшими «панцерваффе». Хотя учились мы быстро, так что хотя бы этот разрыв к концу 1942 г. был уже в значительной мере преодолен. Но за немцами всё ещё оставалось важнейшее преимущество германских танковых войск, а именно: умение грамотно использовать разнородные силы – танки, ПТО, полевую артиллерию, пехоту и т. д. Германская танковая дивизия представляла собой отличный инструмент манёвренной войны. В то же время РККА в конце 1941 г. вынуждена была вообще вернуться к танковым бригадам, придаваемым пехотным частям на том или ином направлении. Тактика эта оказалась порочной: во-первых, боевое слаживание с пехотой и артиллерией оказывалось на недопустимо низком уровне, а во-вторых, пехотные командиры, будучи старше по званию, часто не знали специфики танковых войск и просто «затыкали» приданными им и «чужими» для них частями свои бреши в обороне. Или бросали в атаки, не считаясь с потерями.

Да, начиная с марта 1942 г. РККА приступила к созданию танковых корпусов, но недостаток материальной части приводил к тому, что формировать соединения, подобные германским ТД, всё ещё не получалось. При более-менее сопоставимом количестве танков германская танковая дивизия располагала двумя полками мотопехоты, наш МК – одной бригадой. В распоряжении немецких танковых командиров была намного более многочисленная и сильная артиллерия: полевая, противотанковая, зенитная. Немецкая дивизия лидировала и по автомобилям как в абсолютных значениях, так и в пересчёте на тысячу человек личного состава. И помимо боевых соединений имела многочисленные обеспечивающие части, которых советские танковые корпуса в 1942 г. были лишены.

Безусловно, в 1941-1942 годах наши танковые войска уступали германским. И возникает закономерный вопрос – почему же наши конструкторы не пытались модернизировать «тридцатьчетвёрку», чтобы как-то нивелировать это немецкое преимущество? Тем более что недостатки Т-34 были очевидны, в общем-то, ещё до войны. Именно поэтому в начале 1941 г. Т-34 рассматривался как танк переходного периода: планировалось, что наши предприятия плавно перейдут на выпуск куда более совершенного Т-34М, имевшего и широкий погон башни, и экипаж из 5 человек, и торсионную подвеску, и командирскую башенку. Интересно, что первые 500 Т-34М ожидались уже в 1941 г.

Однако война внесла свои коррективы – для Т-34М нужен был другой дизель, а все силы были брошены на доводку В-2, к тому же и в своём первозданном виде «тридцатьчетвёрка» оставалась достаточно грозным боевым танком. Но она вовсе не была ещё той надежной и относительно простой в производстве боевой машиной, каковой мы привыкли её себе представлять. В итоге в 1941-1942 гг. Т-34 претерпел серьёзнейшие, хотя и внешне не особо заметные изменения. Они касались не боевых ТТХ «тридцатьчетвёрки», а совершенствования конструкции, адаптации её к массовому выпуску и росту надёжности механизмов танка.

Так, на январь 1942 г. изменениям подверглись 770 деталей танка, а 1 265 наименований деталей были исключены из конструкции. В дальнейшем, в 1942 г. в Т-34 перестали применяться ещё 4 972 наименования деталей. Внедрение автоматической сварки «уронило» требования по квалификации работников и трудозатраты на выпуск. Отказ от механической обработки свариваемых кромок бронедеталей привёл к снижению трудоёмкости с 280 до 62 станко-часов на комплект. Прокат мерных полос снизил трудозатраты на детали на 36 %, расход броневой стали на 15 % и т. д.

Иными словами – да, ТТХ Т-34 в 1941-1942 гг. не росли. Но благодаря усилиям наших конструкторов и технологов Т-34 из дорогой и сложной в производстве машины превратился в относительно дешёвое и пригодное к массовому выпуску изделие. Это в свою очередь позволило достаточно быстро развернуть производство «тридцатьчетвёрок» на заводах, не создававших ранее средние танки. И вот результат: если в 1941 г. было произведено только 3 016 машин, то в 1942 г. – 12 535!

Успехи германской танковой промышленности были куда скромнее. Т-IV было произведено в 1941 г. 480 машин, а в 1942 г. – 994. Конечно, следует иметь в виду, что помимо Т-IV немцы также делали и иную бронетехнику, выполнявшую задачи средних и тяжёлых танков, но всё же.

И снова о «четвёрке» и «тридцатьчетвёрке»

В целом же можно констатировать, что в период 1941-1942 гг., производя Т-34 в «первоначальной» довоенной версии и дорабатывая его технологии изготовления, детали и узлы, промышленность СССР обеспечила себе превосходный задел на будущее. Если до войны только 2 завода могли производить Т-34, а один из них (СТЗ) попал в руки врага, то к концу 1942 г. «тридцатьчетвёрка» собиралась на 5 заводах. При этом в июне 1941 г. было произведено 256 танков, а в декабре 1942 г. – 1 568 танков. Также в значительной мере удалось повысить техническую надёжность Т-34.

Увы, за этот, во всяком отношении впечатляющий результат пришлось дорого платить. В 1942 г. наша танковая промышленность заложила фундамент будущей победы, но он был щедро полит кровью танковых экипажей, погибавших в том числе и по причинам технического характера: плохой обзорности, отсутствия наводчика и т. д.

Был ли у нас тогда другой выбор? Скорее всего – нет. Переходить на новую модель среднего танка, обучать её производству новые заводы, столкнуться с массой «детских болезней»… Да, конечно, очень многие рассуждают в стиле «лучше меньше, да качественнее». Но, во-первых, тот же Т-34М пришлось бы долго доводить, и технически надёжным он стал бы позднее, чем это случилось с Т-34. А во-вторых, я совсем не уверен, что один Т-34М мог бы заменить собой два-три Т-34 образца 1941 г. в конце 1942 г. Безусловно, потери танковых экипажей в этом случае были бы намного ниже. А кто сочтёт дополнительные потери среди тех, кто выжил лишь потому, что его прикрыли пусть не идеальные, но всё-таки танки? Далеко не факт, что переход на тот же Т-34М уменьшил бы потери наших войск в целом. Танкистов погибло бы меньше, а вот пехотинцев, артиллеристов и других наших бойцов, вынужденных сражаться без поддержки «брони» – явно больше.

С другой стороны, остаётся открытым вопрос – неужто нельзя было выполнить хотя бы некоторые точечные улучшения, наподобие оснащения «тридцатьчетвёрок» той же командирской башенкой?

Вывод из вышесказанного будет такой: в 1941 г. в «споре» Т-34 и Т-IV очень трудно отдать пальму первенства тому или иному танку – оба имели явно выраженные преимущества, но и столь же явные недостатки. Если в 1942 г. немцы существенно улучшили боевые качества своих «четвёрок», то Т-34 в этом отношении оставался, каким был. Соответственно, с учётом прочих перечисленных выше факторов 1942 год смело можно считать временем, когда превосходство германских «панцерваффе» над нашими танковыми войсками в целом и превосходство T-IV над «тридцатьчетвёркой» в частности достигло своего апогея. Но вот затем…

Продолжение следует!

Статьи из этой серии:

Почему Т-34 проиграл PzKpfw III, но выиграл у «Тигров» и «Пантер»
Почему Т-34 проиграл PzKpfw III, но выиграл у «Тигров» и «Пантер». Часть 2
Почему Т-34 проиграл PzKpfw III, но выиграл у «Тигров» и «Пантер». Часть 3
Почему Т-34 проиграл PzKpfw III, но выиграл у «Тигров» и «Пантер». Доработка конструкции
Предвоенная структура автобронетанковых войск РККА
Почему Т-34 проиграл PzKpfw III, но выиграл у «Тигров» и «Пантер». Возвращение к бригадам
Почему Т-34 проиграл PzKpfw III, но выиграл у «Тигров» и «Пантер». Возрождение танковых корпусов
Советские и германские потери танков в 1942 году. Аккуратнее со статистикой!
1942 год. Германский ответ на Т-34 и КВ
Вершина «тридцатьчетвёрки» с 76,2-мм пушкой, или Т-34 образца 1943 года против Т-IVH
Потери советской и германской бронетехники в 1943 году. Курская дуга
О безвозвратных потерях бронетехники СССР и Германии в 1943 году
T-V «Пантера»: «тридцатьчетвёрка» вермахта
Т-V «Пантера». Ещё немного о «кошке панцерваффе»
Эволюция средних танков в 1942-1943 годах в СССР. Т-43


© 2007-2020, All Rights Reserved Nigeria|Somalia|Sudan|Tunisia|News|War
Tags: news, russia, ukraine, Бронетехника
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments