izwest (izwest) wrote,
izwest
izwest

Categories:

Сказ о том, как Российская Федерация от доллара отказывалась











alt

Про импортозамещение и дедолларизацию, я думаю, слышали решительно все читатели ВО. Ведь про это сегодня разве что стиральная машина и утюг молчат. В то время как все остальные электроприборы вещают об этом едва ли не ежедневно.

Хотя, положа руку на сердце, с импортозамещением в нашем Отечестве вышло как-то неловко. Ведь Россия аж целых 18 лет стремилась совершено в ином направлении: не обособляться, а эффективно интегрироваться в мировую экономику, путем вступления во Всемирную торговую организацию, сиречь ВТО.
Может, тянулся бы этот процесс и дольше, но только элиты максимально его ускоряли, полагая, что вступление нашей страны в ВТО даст нам якобы немалое преимущество.

Россия в ВТО


Зачем нам было туда вступать?

Экономическая теория полезность ВТО объясняет так. В конкуренции наиболее эффективным будет тот, кто сможет произвести товар лучшего качества по минимальной себестоимости. Качество обеспечит спрос, а малая себестоимость – высокую прибыль, которую можно инвестировать в создание нового, еще более качественного товара. И снова получить конкурентное преимущество. Соответственно, нет никакого смысла пытаться производить всю номенклатуру потребных обществу товаров в отдельно взятой стране. Лучше ввести специализацию, при которой каждая держава сосредоточится на тех группах товаров, которые получаются у неё лучше всего. Тогда такую продукцию будут покупать и другие страны. А на деньги, вырученные от их продажи, можно закупить иностранные товары, которые в нашей стране не производят. Соответственно, при таком подходе получится, что люди во всем мире смогут получать самое лучшее, что только можно произвести.

В общем, в теории ВТО – штука превосходная. И наше вступление туда в августе 2012 года транслировалось нам же как большая победа российской дипломатии. Но только вот незадача - спустя всего три года, в августе 2015 года пришлось создавать государственную комиссию по импортозамещению на самом высоком уровне во главе с председателем Правительства РФ.

Как-то неожиданно (для нашего руководства) выяснилось, что свободная торговля – это такая штука, которая не распространяется на страны, осмеливающиеся вести самостоятельную внешнюю политику и выступающие против центра демократии во всем мире. А РФ – осмелилась и выступила. И, конечно, сразу же выяснилось, что поддерживать государственный переворот на Украине – это очень демократично. А вот дать населению Крыма возможность проголосовать за то, в какой стране они хотят жить – это же просто верх деспотизма, авторитаризма и прочего наглого попирания западных ценностей. Которые, как известно, есть лучшее, к чему только может стремиться человек разумный.

В общем, начались санкции. И стало ясно, что в мировой рынок мы совсем не вписываемся. А если и вписываемся, то с определенными особенностями. То есть то, что американцам и Западу от нас надо, то они покупают. А что не надо – стараются сорвать сделки (прямое давление США на потенциальных покупателей от наших вооружений тому примером). И при этом далеко не всё из того, что нужно нам, они готовы нам продавать. Осознание этой (нехитрой в общем-то) истины и привело нас к необходимости поддержки собственных отраслей реального сектора экономики.

alt

В этом плане санкции для РФ стали абсолютным благом. Проблема в том, что победа русской дипломатии в виде вступления в ВТО грозила обернуться тотальным поражением нашей промышленности. По одной очень простой экономической причине. Даже если представить себе, что ВТО – кристально честная организация (хотя тот факт, что некоторые члены ВТО много «ровнее» других, общеизвестен), то ее полезность основывается на понятии честной конкуренции. Которая подразумевает известное равенство начальных условий. Доступность и стоимость инвестиционных кредитов, например.

И любому, кто имел хотя бы минимальное отношение к производству, было ясно, что, пережив «дикие 90-е» и кое-как восстановившись в начале 2000-х, наша промышленность находится далеко не в равных условиях с западной. Например, те же более-менее доступные инвестиционные кредиты появились у нас в стране ближе к 2010 году (точнее – к 2008). Но грянувший в том году кризис поставил на них крест. А восстановились банки уже ближе к 2010 году. Причем по цене и на условиях, от которых любой западный бизнесмен сразу же повесится на ближайшей осине.

Иными словами, перед тем как лезть в ВТО, следовало сначала модернизировать производство. И что характерно, все преуспевающие в ВТО страны именно так и поступали. Но руководство РФ об этом задумываться не захотело. Хотя предупреждения и звучали неоднократно.

В период 2012–2014 годы ВТО еще не слишком сильно по нам ударило. Потому что тогда для нас действовал льготный период. Но вот то, что пришло бы с его окончанием – страшно себе представить. Но – не случилось. Не было бы счастья, да несчастье помогло. И, вообще, все хорошо, что хорошо кончается.

Нет, Россия по-прежнему остается членом ВТО. Но тут возникли политические нюансы. Например, поддержка сельского хозяйства, которая осуществляется сегодня в рамках политики импортозамещения, вообще говоря, совершенно не в духе ВТО. И могла быть оспорена ее членами. Но мы и так под санкциями. Так что западный мир, очевидно, решил «не передавливать». И закрыл на это глаза. То же, в сущности, касается и иных программ импортозамещения.

Так что остается только сказать огромное спасибо США и странам Запада. За то, что своими санкциями подсказали нашему президенту хоть сколько-то правильное направление внутренней экономической политики. Большое вам спасибо, дорогие. Ну, не товарищи, конечно. Но тем не менее.

Ну и каков итог нашего вступления в ВТО на сегодня? Получилось примерно следующее. Входя в ВТО, мы рассчитывали на получение иностранных технологий, упрощение торговли, процедур улаживания споров для наших экспортеров и привлечения капиталов иностранных инвесторов. Ради этого мы пожертвовали известной частью таможенных пошлин (то есть снизили их), обеспечив тем самым нечестную конкуренцию иностранных и отечественных товаров.

А что получилось в результате? Введенные в 2014 году санкции отрезали нам доступ ко множеству технологий, на которые мы рассчитывали. Иностранных инвестиций в нашу страну как не было, так и нет. И тому виной две причины.

Какому инвестору, делающему долларовые вложения в рублевое производство, захочется в одно (далеко не прекрасное) утро проснуться и узнать, что рубль упал раза эдак в полтора? А с ним – и стоимость бизнеса в долларовом эквиваленте? Поясню на очень простом примере. Допустим, я - иностранный буржуин, взял и инвестировал 100 тыс. долларов в РФ, создав небольшую хлебопекарню. При курсе доллара 30 рублей за доллар, она будет стоить 3 млн рублей. А на следующий день курс обвалился, и доллар стал стоить 60 рублей за доллар. И моя пекарня (торгующая хлебом за рубли) стоит все те же 3 млн. рублей. Но если я даже смогу продать ее по этой цене (что крайне сомнительно в кризис), то я смогу вернуть только 50 тыс. долларов. То есть вполовину меньше вложенного.

Вторая же причина – это санкции. Которые, конечно, вовсе не улучшают инвестиционный рейтинг РФ.

Сегодня все инвестиции в РФ можно разделить на 3 категории. Вложения в добычу нефти и газа (на что иностранцы раньше шли достаточно охотно) – это раз. Второе – это «отверточные» производства, которые не слишком зависят от курса рубля. Просто потому, что вместе с повышением курса подорожают и собирающиеся на таких производствах автомобили. Третье же – это спекулятивный капитал для игр на курсах нашей валюты и ценных бумаг. (То есть к инвестициям его вообще отнести невозможно).

Таким образом, ни технологий, ни инвестиций мы не получили. Что же до упрощения внешнеторговых операций, то (справедливости ради) отмечу, что кое-какая выгода все же есть. Поставщики нефти и газа особых преференций не получили. Но вот те же металлурги действительно смогли торговать металлом в лучших условиях, чем было до этого. Однако доля металлургии в экспорте составляет что-то около 10%. То есть в масштабах страны это положительное влияние ВТО было не столь ощутимо.

А вот убытков, которые понес отечественный производитель от появления подешевевших импортных товаров, похоже, никто особо и не считал. Ну вот, со слов А. Ткачева (ныне – министра сельского хозяйства), в период ВТО до 2014 года, когда государство озаботилось поддержкой отечественного крестьянства, аграрии несли убытки повально и поголовно. Пострадали и иные отрасли, в первую очередь – легкая и обрабатывающая промышленность, ведь по ним таможенные пошлины отстоять не удалось. Но кому сейчас интересно высчитывать последствия? Кое-какие прикидки есть разве что по потерям бюджета РФ от снижения таможенных пошлин. В период с 2012 по 2017 годы они составили 800 млрд рублей ориентировочно.

Конечно, если бы у нас в России была двухпартийная политическая система, то оппозиция высчитала бы все до копейки. И представила бы соответствующие отчеты на самое широкое обозрение. После чего позиции правящей партии зашатались бы, как при 12-балльном землетрясении. Увы, но реальной политической оппозиции в стране нет и не предвидится. Так что наше руководство может и далее предаваться различным экономическим экспериментам. До бесконечности и безнаказанно.

Ну ладно. Не будем о грустном. А поговорим о веселом. Программы импортозамещения в сочетании с обеспечением продовольственной безопасности нашей страны – дело архиважное и архинужное. И очень хорошо, что мы, наконец, этим занялись. Но тут возникло нечто с нерусским названием «дедолларизация». Что это за зверь такой?

О дедолларизации


На самом деле все очень просто. Дедолларизация – это полный отказ или сокращение использования доллара, как валюты, во внешнеэкономических расчетах. Кроме того, под дедолларизацией у нас понимают также уменьшение государственных резервов, инвестированных в доллары. Зачем мы это делаем? На этот вопрос хорошо ответил В.В. Путин:
«Доллар пользовался очень большим доверием во всем мире. Это была почти единственная универсальная мировая валюта. Зачем-то Соединенные Штаты начали использовать долларовые расчеты как инструмент политической борьбы, вводить ограничения на использование доллара… Мы, кстати говоря, никогда не ставили перед собой задачу уйти от доллара как от платежного инструмента. Но вынуждены просто думать о том, как обезопасить себя».

В сущности, на сегодняшний день у России есть как минимум две причины для того, чтобы стремиться к отказу от использования доллара. Причем весомость их такова, что вполне достаточно было бы и одной.

Во-первых, это возможные санкции. Мы вполне можем оказаться в ситуации, когда наши долларовые резервы окажутся изъятыми или заблокированными так, что мы не будем иметь возможности использовать их по назначению, то есть как платежное средство во внешней торговле.

Во-вторых, это устойчивость доллара как резервной валюты. Раньше доллар США стоял твердо, как пирамида Хеопса. И незыблемостью своей гарантировал сохранение вложенных в него капиталов. Но сегодня громадный внешний долг США (растущий воистину гигантскими темпами в сочетании с регулярным запуском печатного станка ФРС) привел к тому, что на доллар стали коситься с опаской. Причем не только и даже не столько у нас, сколько за рубежом. Тот же Deutsche Bank, например, предрекал возможность сильного падения спроса на доллары США в случае второй волны пандемии. А причинами этого называются бюджетный дефицит, госдолг и политика ФРС. Да и общая статистика говорит сама за себя: за последние 20 лет доля американской валюты в резервах стран сократилась с 70 до 60%, мировые расчеты в долларах также падают.

В сущности, механизм здесь очень простой: видя, скажем так, не очень-то разумную монетарную политику США на фоне регулярного бюджетного дефицита, мир опасается, что в какой-то момент доллар просто подешевеет, а вместе с ним обесценятся и все вклады в него относительно других валют.

Таким образом, получается, что наша, отечественная дедолларизация – дело и разумное, и своевременное. Но вопрос в том, что очень многим нашим согражданам очень хочется видеть в ней не просто защиту нашей внешней торговли и государственных сбережений, но – много большее. И интернет пестрит репликами о закате эпохи доллара в международных расчетах, о его конце как резервной валюты, да, собственно, и об экономическом крахе США.

Буквально пару цифр.

В 2018 году экспорт товаров Российской Федерации составлял аж целых 2,3% от мирового экспорта товаров. Доля в мировом экспорте услуг у нашей страны еще ниже – в том же году она составила всего 1,1%. При этом следует понимать, что и до дедолларизации некоторая часть расчетов РФ велась не в долларах, а в тех же евро и в других валютах. Так, например, в том же 2018 году доля расчетов России во внешней торговле в долларах составляла 56,1%.

Таким образом, даже полный отказ РФ от доллара приведет к уменьшению долларовых расчетов в мире за товары примерно лишь на 1,3% в товарных расчетах и на 0,6% в расчетах за услуги. И, очевидно, это совсем не тот порядок цифр, который мог бы серьезно сказаться на мировой устойчивости доллара США.

На самом деле пошатнуть положение доллара в качестве резервной валюты и основного средства международных расчетов и сегодня, и в обозримом будущем могут только сами США. Ведь если местное руководство возьмется-таки за ум, и подойдет к делу стратегически, не ограничивая себя горизонтом ближайших выборов, то оно вполне сможет, хотя бы и непопулярными мерами, но все же исправить положение. Например, если США все же сумеют сбалансировать свой бюджет если не до профицитных значений, то хотя бы до минимального дефицита, тогда весь мир снова бросится скупать вечнозеленые бумажки «made in USA».

Много ли времени у США осталось на то, чтобы стабилизировать свое положение? Вагон и маленькая тележка. С учетом того, что падение доли американской валюты в накоплениях составило аж 10% за двадцать лет, то этот период можно измерять десятилетиями. Другой вопрос, что чем дальше американцы будут тянуть, тем сложнее и болезненнее обойдется им возвращение экономики в нормальное русло. А если затянут слишком – тут да, возможно и полное ее обрушение.

Лично мое мнение – американцы доведут-таки свою страну до «Большого Бадабума» в экономике. Ситуация, которая уже сегодня очень нехороша и беспредельно далека от химер капиталистического рая, каковым он представляется нашей горе-профессуре из ВШЭ. Как ни крути, но медленно назревающий американский кризис носит системный характер, и сам по себе рассасываться не будет. Экономическая теория и так постулирует обязательность кризисов, через которые с известной регулярностью должна проходить любая капиталистическая экономика.

Подразумевается, что механизмы ее саморегуляции (те самые «невидимые руки рынка») постепенно расшатывают ее сбалансированность. И в конце концов происходит обвал. Но затем, благодаря тем же «невидимым рыночным ручонкам», происходит возрождение экономики аки феникса из пепла. После чего оный феникс устремляется к новым, недосягаемым ранее высотам и немыслимым победам. Затем следует новый обвал. И так до бесконечности. Но в целом капиталистическое общество все равно идет вперед и вверх. Поскольку каждый последующий пик развития всегда выше предыдущего. Америка уже проходила через подобное. Вспомним «Великую депрессию». Однако в этот раз, по моему скромному разумению, все будет намного сложнее и тяжелее.

Но нам-то что до этого? Нет, я, конечно, понимаю, что счастье – это не когда своя корова отелилась, а когда соседская сдохла. Но все же предлагаю, вместо того чтобы в очередной раз пророчить экономическую катастрофу США, посмотреть на наши собственные проблемы в этой области. И для начала разобраться с тем, позволит ли дедолларизация снять зависимость экономики нашей страны от американской валюты?

Продолжение следует…


© 2007-2020, All Rights Reserved Nigeria|Somalia|Sudan|Tunisia|News|War
Tags: news, russia, ukraine, Мнения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments