izwest (izwest) wrote,
izwest
izwest

Category:

Авианосец – мечта или суровая реальность?

Авианосец – мечта или суровая реальность?

Авианосец – мечта или суровая реальность?









alt

Периодически в РФ возникают проекты, которые должны поддерживать наши представления о величии. Десятки лет разрабатывается проект ПАК ДА. То он сверхзвуковой, то он повторяет В-2, а в реальности – продолжаем строить устаревшие Ту-160. Уж очень красиво они называются – «Белый лебедь». Разве сравнится с ним серо-буро-малиновый В-2? Это ничего, что белый самолёт виден на существенно больших расстояниях, зато как красиво он пролетает над Красной площадью. Построить ПАК ДА сложно, а на «поговорить» – много денег не уйдёт.

Похоже обстоит дело и с авианосцем, проектов плодится как грибов после дождя, а финансирование где-то запропастилось. Продолжаем мучить бедного Кузю, всё пытаемся повысить ему пенсионный возраст, несмотря на то, что он уже и инвалидность получил, и просится на покой в музей. Поэтому желание автора обсудить и свой проект большим грехом не станет.

Данная статья кратко обобщает представленные в предшествующих статьях автора предложения по строительству авианосцев.

В статье «Ещё 5 копеек в дискуссию об авианосцах. АУГ или МРА?» критически оценивались и АУГи, и МРА, результат – «оба хуже». Авианосец оказался хуже тем, что в ГПВ 2018–2027 он отсутствует и в следующей ГПВ едва ли появится. Если максимум наших мечтаний – это построить «недоэсминец» Супер-Горшков, то 1,5 трлн рублей на пару нормальных авианосцев явно не выделят. Экономить и строить один не стоит, расходы на НИОКР и новую инфраструктуру те же, а между четырьмя флотами его не распределишь.

Придётся отказаться от термина «великая» морская держава и перейти к обсуждению вопроса о возможности участия нашего ВМФ хотя бы в региональных конфликтах. УДК с такими конфликтами самостоятельно не справятся – они сами нуждаются во внешней ПВО и авиационной поддержке. Придётся прорабатывать малый авианосец, который не сможет участвовать в стратегических сражениях. Однако и в региональных операциях успех достигается только при тщательном комплексировании возможностей всех кораблей АУГ. Классический пример неподготовленности матчасти – «Кузнецов» в Сирии.

Результат и так печален, а что бы он делал, если у противника были бы хоть плохонькие, но истребители-бомбардировщики (ИБ)? На Фолклендах один старый ИБ одной старой ПКР уничтожил эсминец УРО «Шеффилд». Ещё чуть-чуть – и сорвалась бы вся операция. У нас эсминцев УРО не предвидится, поэтому авианосцу придётся охранять себя самому и прикрывать эскорт. Но в ближайшие 10–15 лет даже малый авианосец явно не появится. После 2035 года БПЛА окажутся основным направлением развития авиации. Уже сейчас в США рассматривают концепции сокращения количества классических авианосцев и использования малых авианосцев с БПЛА. Но задачу ПВО АУГа им решать не требуется – «Арли Бёрков» будет хватать и в 2035 году.

Сейчас мы строим два УДК. Сами себя защитить они не могут. Фрегатов 22350 у нас всего 2, обещают в будущем довести до 6, а, может быть, и до 8. Боекомплект ЗУР у 22350 невеликий. Учитывая несоблюдение на них технологии «Стелс», им придётся оборонять и самих себя из того же боекомплекта. БПЛА постановщиков помех нет, режим ПРО для ЗРК фрегата заказчик и не требовал. Самолётов ДРЛО на УДК нет, давать ЦУ для пуска ЗУР по загоризонтным целям некому и т.д.

Авианесущий крейсер (АК) мог бы обеспечить и ПВО АУГа, и авиационную поддержку высадки десанта. Конструкция АК, потенциал его ПВО и возможности действия против кораблей США описаны в трёх статьях («Концепция авианесущего крейсера с БЛА шестого поколения»; «Тактика ПВО перспективного авианесущего крейсера»; «Авианесущий крейсер против эсминца «Арли Бёрк»).

Приведём их краткий обзор.

1. Краткое обоснование концепции АК


Концепция строительства АК состоит в том, что для минимизации стоимости проекта их нужно строить на имеющихся в Керчи стапелях. То есть водоизмещение АК должно укладываться в 25–30 тысяч тонн. При таких размерах использовать пилотируемые ИБ не удастся. В качестве палубного ИБ выбран дозвуковой высотный БПЛА массой 4 тонны. Для обеспечения нужной скороподъёмности он должен иметь достаточный запас мощности. Тогда и катапульта ему не потребуется. Для обеспечения морских и сухопутных операций ИБ должен иметь боевой радиус не менее 600 км.

В региональных конфликтах крылатые ракеты могут иметь очень ограниченное применение – точечные удары только по важнейшим объектам. В остальных случаях они слишком дороги – порядка $1 млн. В большинстве случаев требуются боеприпасы на 1–2 порядка более дешевые, то есть либо корабельная артиллерия, либо бомбы, сброшенные с БПЛА, летящих на средних высотах. Остаётся вопрос, что делать в тех случаях, когда у противника есть какие-то возможности посопротивляться? Например, в прибрежной полосе замаскирована артиллерия, которая не подпускает корабли близко к берегу. Могут присутствовать и ЗРК средней дальности. В этих случаях можно применять планирующие бомбы (ПБ). При пуске с высот 16–18 км дальность полёта ПБ может достигать 140 км.

Таким образом, необходимо разработать БПЛА ИБ, способные выполнять пуск с таких высот. При крейсерской скорости на этих высотах 700–800 км/ч площадь крыла БПЛА окажется больше, чем у сверхзвукового ИБ. Тогда и взлётная/посадочная скорость БПЛА будет меньше пилотируемых ИБ. Это поможет и отказаться от катапульты, и обеспечит возможность садиться более полого, чем палубные ИБ. Следовательно, отпадает требование усиливать шасси и фюзеляж БПЛА. Всего предполагается разместить на АК 40 ИБ.

В отличие от рекламируемых в США проектов БПЛА с искусственным интеллектом, предлагаемые БПЛА должны управляться оператором, аналогично БПЛА «Глобал Хок». Отличие состоит в том, что картинки, формируемые БРЛС или ТВ-камерой, передаются оператором не через спутник, а напрямую от хвостовой БРЛС ИБ на МФ РЛС АК. Режимы «связь» и «радиолокация» разделены во времени. В зависимости от количества управляемых ИБ и ДРЛО и от нагрузки по задаче ПВО на связь может выделяться до 30 % баланса времени МФ РЛС.

2. Использование БПЛА для ПВО


БПЛА ИБ не предназначены вести встречный бой с пилотируемыми ИБ. Однако обороняться от них они вполне способны. Для этого необходимо разработать планирующие ракеты (ПР) умеренной массы – 70 кг. ИБ пускает эти ПР навстречу ИБ противника и разворачивается обратно. ПР в планирующем режиме летит навстречу атакующему ИБ, а когда расстояние до ИБ сокращается до 20–30 км, запускает двигатель и стартует, как обычная УР «воздух-воздух». Следовательно, противник должен сам подлететь поближе к ПР. Таким образом, дальняя граница ПВО АК может достигать 200 км.

Для организации ПВО на АК предусмотрено размещение четырёх БПЛА ДРЛО массой по 6 тонн. Дальность обнаружения кораблей и ИБ 400–500 км (см. «Концепция корабельного беспилотного самолета ДРЛО»). РЛС ДРЛО работает в том же диапазоне 5,5 см, что и МФ РЛС, и имеет очень узкий луч 0,8*1,6°. РЛС ДРЛО способна наводить ПБ и ПКР, запущенные с ИБ, из безопасных зон и с более высокой точностью, чем сами ИБ.

3. Облик ЗРК


Для ПВО и ПРО ордера на АК размещен мощный ЗРК, содержащий МФ РЛС и РЛС ПРО сверхбольшой дальности обнаружения. Для размещения антенн этих РЛС типовая надстройка УДК, расположенная сбоку, для АК уже не подходит. Требуется размещение надстройки во всю ширину палубы. Нижняя часть надстройки выполняется пустой. БПЛА взлетают и садятся, прокатываясь под настройкой.

Боекомплект ЗУР для ЗРК может быть небольшим, например, основную часть составят 64 ЗУР малой дальности (МД) 9М338К ЗРК «Тор», 16 ЗУР большой дальности (БД) 9М96Е2 служат для отпугивания ИБ на дальностях до 150 км, а 4 ЗУР сверхбольшой дальности 40Н6 – для отпугивания самолётов ДРЛО. Вопрос о ЗУР ПРО следует решать отдельно. Наибольший боекомплект 200 ПР предназначен для БПЛА. Себестоимость МФ РЛС оценивается в 1,8 млрд рублей, а РЛС ПРО в 1 млрд. Конструкции РЛС описаны в статье «Эффективность ПВО перспективного эсминца. Альтернативный радиолокационный комплекс».

Достоинством РЛС ПРО является возможность обнаруживать цели с ЭПР 0,1 кв. м на дальностях до 1000 км. Используемый диапазон волн 70 см позволяет легко обнаруживать самолеты «Стелс», а ИБ противника, как правило, этого диапазона в своих РТР не имеют и не могут запеленговать РЛС ПРО. Кроме того, РЛС может подавлять РЛС самолета «Хокай».

МФ РЛС предназначена для обнаружения ПКР и наведения на них ЗУР. Но она может работать и в режиме радиомолчания за счет подсвета от РЛС ДРЛО. Тогда дальность и азимут цели измеряет РЛС ДРЛО, а высоту цели – МФ РЛС, высота АФАР которой составляет 7 м. Дальность совместного обнаружения ИБ противника такой парой – до радиогоризонта. При этом обеспечивается очень высокая помехоустойчивость.

В статье «Авианосец в очереди не первый. Нужно решать проблемы флота в целом» было дано описание методов скрытия кораблей с помощью БПЛА-постановщиков помех. Для обычных кораблей использовались БПЛА вертолётного типа, но на АК можно использовать штатный ИБ с подвесными контейнерами помех. Кроме того, ИБ может нести и ПР для заблаговременного перехвата ПКР с использованием дешевых ракет.

Таким образом, эффективность ПВО, состоящей из ИБ, ЗРК и БПЛА-постановщиков помех превзойдет эффективность ЗРК «Иджис».

4. Действия АК против КУГ с эсминцем «Арли Бёрк»


См. «Авианесущий крейсер против эсминца Арли Бёрк».

Современные ПКР построены по идеологии гарантированного поражения корабля даже при попадании единственной ракетой. Для этого ПКР снабжаются массивными БЧ весом 300–500 кг. Масса ПКР достигает 3 т и более, а количество ПКР на корабле оказывается невелико – от 8 до 32. Современные ЗРК достаточно надёжно поражают ПКР. Для защиты ПКР используют разные методы, например, снижают их заметность. Однако снижение ЭПР не может радикально снизить потери ПКР.

РЛС ЗРК «Иджис» имеет достаточный запас мощности, чтобы на дальностях порядка 20 км, когда ПКР появляется из-за горизонта, поразить цель даже с малой ЭПР. Интенсивные противозенитные манёвры, конечно, снижают вероятность поражения ПКР, но долго маневрировать ПКР не может из-за потери скорости. Переход на сверхзвуковые ПКР приводит к увеличению её размеров, что позволяет поражать ПКР даже при возрастании промаха ЗУР, возникающего вследствие маневра ПКР.

Характеристики гиперзвуковых ПКР неизвестны, но полёт на высоте более 30 км значительно затрудняет для их ГСН процесс поиска целей. Следовательно, при отсутствии у ГПКР точного ЦУ, такую ПКР легко можно увести на ложные цели. ЗУР получает возможность встретить ГПКР в начале участка снижения, то есть на дальности 40–50 км, где маневрирования ГПКР ещё не проводится.

В итоге приходим к выводу, что усложнение конструкции ПКР увеличивает её стоимость, но не гарантирует высокой вероятности поражения корабля.

На АК размещение стандартных ПКР не предусматривается.

Рассмотрим возможность нанесения удара с помощью БПЛА. Масса БПЛА без учёта подвешенного вооружения составляет всего 3 т. Соответственно, рассчитывать на подвеску хотя бы одной ПКР Х-35 не приходится. Можно было бы подвесить пару Х-31, но они имеют слишком малую дальность пуска – чуть более 100 км. При атаке на эсминец «Арли Бёрк» подойти на такую дальность не удастся. Поэтому вместо стандартных ПКР рассмотрим возможность массированного использования лёгких и дешевых ПКР, то есть применим тактику атакующего роя ракет.

Массу ПКР можно значительно сократить, если уменьшить массу БЧ, например, до 20 кг. Естественно, к полному разрушению корабля такая БЧ не приведет, но пожар или вывод из строя нескольких систем вызвать может. Основной задачей таких ПКР является вынуждение противника израсходовать свой боекомплект ЗУР БД SM6 на уничтожение носителей ПКР. Для провоцирования противника на пуск ЗУР БПЛА должен войти в зону гарантированного поражения этими ЗУР (примерно 350–400 км) и пустить оттуда первую ПКР. Обнаружение того факта, что ЗУР запущена, должна произвести РЛС ПРО АК.

ПКР должна иметь дальность пуска 400 км, но массу не более 150 кг. Такую дальность можно получить, только если ПКР сделать планирующей. Обозначим планирующую ПКР – ППКР.

Запускаться ППКР должна с крейсерских высот БПЛА 17–18 км и разгоняться пороховым стартовым ускорителем до скорости не менее 1400 м/с. Предположим, что при массе ППКР 50 кг вес стартового ускорителя составит 60 кг. Тогда ППКР сможет подняться на высоту 50–55 км и начать оттуда планирование. Скорость в верхней точке траектории ППКР должна оказаться не менее 900 м/с. После обнаружения пуска ЗУР «Иджисом» ИБ ускоренно снижается на высоту 6 км, то есть оказывается ниже горизонта его РЛС. Далее ИБ уходит в сторону на расстояние 10–15 км. В результате ЗУР чаще всего не найдет ИБ и промахнётся. Если обнаружится, что ЗУР следует на ИБ, то ИБ производит пуск пары ПР навстречу ЗУР.

Если командир ЗРК «Иджис» понял, что дальнейшие пуски ЗУР БД успеха не приносят, то он может прекратить стрелять по ИБ и перейти на поражение самих ППКР ЗУРами МД. В этом случае ИБ подлетают на рубеж 300 км на высоте 8 км и продолжают пуски оттуда. ИБ атакуют эсминец тремя группами, разнесёнными по фронту на расстояние 70–100 км. Для наведения ПКР на эсминец используется измерение его точного азимута, полученного в процессе приёма сигнала РЛС «Иджис» одновременно тремя ИБ. Дальность до эсминца определяется также тремя ИБ, хотя и с меньшей точностью.

Если эсминец, по мнению командира АК, израсходовал большую часть ЗУР БД, то ИБ могут подойти на дальность 100 км и пускать оттуда уже простые ПБ. Для охраны ИБ от неожиданных пусков ЗУР БД в составе группы должен быть ИБ с ПР.

5. Нанесение ударов по наземным целям


Предположим, что у противника имеется только ЗРК средней дальности.

Если координаты цели заранее известны, то по ней применяются обычные ПБ из безопасных зон. Обнаружение движущихся целей производится БРЛС ИБ. Например, танк, движущийся с радиальной скоростью 5 км/ч, может быть обнаружен на дальности более 50 км. Однако отличить танк от грузовика для БРЛС крайне затруднительно. Поэтому на ПБ желательно установить ТВ-ГСН и передавать картинку с неё оператору.

БРЛС ИБ имеет довольно широкий луч – 5°, поэтому точность наведения ПБ на движущуюся цель невысока – 2 мрад. На дальности 50 км боковой промах составит 100 м, что не позволит наводить ПБ на конкретный танк или грузовик в колонне, то есть опять наведение должна обеспечивать ТВ-ГСН под управлением оператора. Гораздо точнее, чем БРЛС ИБ, может наводить ПБ РЛС БПЛА ДРЛО, ошибка составит 20 м.

Труднее всего обнаруживать неподвижную цель. Для этого в БРЛС используют режим картографирования (бокового обзора). Типовая разрешающая способность радиолокационной карты по азимуту составляет 0,05 мрад, то есть на дальности 50 км один пиксель карты будет соответствовать 2,5 м. Улучшать качество картинки можно в том случае, когда в данном районе есть радиоконтрастные ориентиры. Если таких ориентиров не окажется, то в качестве ориентира в район картографирования необходимо будет забросить надувной уголковый отражатель, что повысит разрешение карты в 2–4 раза. Распознать цель на карте можно тогда, когда её линейный размер превзойдёт 7–8 пикселей.

6. Оценка стоимости программы АК


Предположим, что для России потребуется 4 АК – два для ТОФ и по одному для СФ и ЧФ. С учётом того, что стапели на заводе «Залив» уже есть, можно корпуса АК строить на основе корпусов УДК. Стоимость двух заказанных УДК, без авиакрыла, заявлена 100 млрд рублей. Стоимость корпуса АК не должна превосходить стоимость УДК. Катапульты на АК нет и единственная дорогостоящая система, которая присутствует только на АК, это мощный ЗРК. Количество ЗУР БД в ЗРК невелико, поэтому себестоимость ЗРК главным образом определяется себестоимостью МС РЛС (1,8 млрд рублей) и РЛС ПРО (1 млрд рублей). Полная себестоимость ЗРК вместе с боекомплектом ЗУР не превзойдёт 6 млрд рублей.

Стоимости НИОКР по разработке АК должны определить экономисты. Автор может только предположить, что сам корабль строится на базе УДК, и стоимость НИОКР 10 млрд рублей окажется достаточной. Разработка и испытание обеих РЛС обойдутся в 20 млрд рублей. Разработка БПЛА ИБ и БПЛА ДРЛО обойдутся значительно дороже – не менее 100 млрд рублей. Оценим стоимость серийного БПЛА ИБ в 0,7–1 млрд рублей, а ДРЛО – 3,5 млрд рублей. Для 4 АК потребуется заказать 200 ИБ и 20 ДРЛО. В этом случае суммарная стоимость авиакрыльев составит 240 млрд рублей. Разработать планирующие ракеты ППКР, ПР и ПБ обойдётся дешевле, чем оба БПЛА – 60–80 млрд рублей. Стоимость серийной ППКР оценим в 15 млн рублей, а ПР и ПБ – по 8 млн. При объёме заказа на все АК 1000 штук каждая стоимость заказа составит 31млрд.

Комплекс РЭП состоит из той части, которая установлена на корабле, оцениваемой в 2 млрд рублей. Кроме того, имеются два БПЛА вертолета-постановщика помех тяжелого класса массой порядка 700 кг и стоимостью по 0,7 млрд рублей. Имеется и 4 легких БПЛА (30 кг) по 0,1 млрд рублей. Суммарная стоимость КРЭП для 4 АК составит 16 млрд рублей. Включена ли стоимость системы ПЛО в объявленную Министерством обороны стоимость УДК – неизвестно, будем считать, что включена, и далее учитывать её не будем.

Подведём итоги.

Себестоимость разработки и строительства 4 АК вместе с авиакрылом и боекомплектом оценивается в 700 млрд рублей. Если добавить НДС 20 %, то сумма возрастет до 840 млрд рублей. Если предположить, что типовое применение АК не потребует выхода в океанскую зону, то в состав АУГ танкер можно не включать, достаточно двух фрегатов, обеспечивающих ПЛО. Для 4 АУГ потребуется 8 фрегатов по 40 млрд рублей.

Итог – 4 АУГ обойдутся в 1160 млрд рублей.

7. Выводы


4 АУГа, предназначенных для региональных конфликтов, обойдутся на 25 % дешевле, чем 2 АУГа с «Ламантинами».

1. 4 лёгких АУГа обеспечивают гораздо большую оперативность применения во всех прилегающих акваториях.

2. При заказе четырёх АК образуется серия, когда на первом АК – выявляются «детские болезни», а далее – начинается серия. В этом случае велика вероятность получения экспортных заказов. При заказе двух «Ламантинов» серия не образуется и экспорта не предвидится.

3. АК может действовать самостоятельно, заменяя тяжелый крейсер. В дуэли с эсминцем «Арли Бёрк» АК выигрывает за явным преимуществом.

4. АК обеспечивает поиск движущихся ПЛ на дальности до 300 км с помощью РЛС БПЛА ДРЛО. Малоподвижные ПЛ могут находить БПЛА ИБ, но для этого под них необходимо подвесить магнитометр и ИК-тепловизор.

5. АК может выводить наши ПЛ в район дежурства. Он может обнаруживать самолёты ПЛО с помощью ДРЛО и перехватывать их посредством ИБ. При пуске УР К-77-1 с высоты 17 км дальность поражения самолёта ПЛО возрастёт до 200 км.

6. Использование высотных БПЛА позволяет обеспечивать высокоскоростную помехозащищённую связь оператора с БПЛА без использования ретрансляторов на дальность до 500 км.

7. Высота полёта 17–18 км позволяет БПЛА ИБ пролетать над объектами противника, защищаемыми ЗРК МД.

8. Планирующие бомбы позволяют наносить высокоточные удары по объектам противника с затратами на порядок меньшими, чем при использовании крылатых ракет «Калибр». Преимущество ПБ перед «Калибром» состоит и в том, что оператор может опознавать поражаемую цель с помощью оптики, установленной на ПБ. Дальность полёта ПБ 140 км, позволяет пускать её из-за границ районов, защищаемых ЗРК средней дальности.

9. Планирующие ракеты, запускаемые с БПЛА, дают возможность с малыми затратами обеспечить дальнюю границу зоны ПВО АК 200 км, что позволяет АК обходиться малым количеством ЗУР БД.

10. Уникальная АФАР РЛС ПРО площадью 100 кв. м, позволяет АК обнаруживать атакующие ЗУР ЗРК «Иджис» SM6 на дальностях до 700 км и организовывать самооборону БПЛА. На «Ламантинах» такой возможности нет.

11. Узкий луч РЛС ДРЛО 0,8° позволяет наводить ПБ и ППКР с помощью ДРЛО с более высокой точностью, чем с помощью ИБ.

12. РЛС ДРЛО и ИБ работают в том же диапазоне волн, что и РЛС ЗРК «Патриот», и могут использоваться для её подавления.

13. Массированное применение планирующих ПКР и ПБ позволяет гарантированно перенасыщать ПВО любого КУГа.

Р. S.


В конце необходимо ответить на ожидаемое возражение скептиков: это всё фантазии, нужно срочно строить то, что уже отработано, например, корветы 20380.

Если фантазии не превращать в НИОКРы, то инженерные школы погибнут, а господа скептики будут наблюдать перетекание выпускников наших лучших вузов в страны вероятного противника. Настоящему инженеру требуется не столько высокая зарплата, сколько возможность участвовать в самых передовых разработках.

Если Ту-160 30 лет назад ещё как-то соответствовал мировому уровню, то сегодня он уже неинтересен. Также дело обстоит и с Кузей. Вот тут-то проект АК и мог бы спасти ситуацию.

Ну а пока гордимся фрегатом 22350, хотя он явно уступает «Арли Бёрку». Зато с 22350 можно запускать «Цирконы»! «Съесть-то он съест, да хто ж ему ЦУ дасть»? А запускать «Цирконы» в молоко и «Буян» сможет…


© 2007-2020, All Rights Reserved Nigeria|Somalia|Sudan|Tunisia|News|War
Авианосец – мечта или суровая реальность?</nofollow>
Tags: news, russia, ukraine, Мнения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments