izwest (izwest) wrote,
izwest
izwest

Categories:

Армейские истории











Армейские истории

История первая. Техническая



Курс молодого бойца позади, и мы – тридцать два семнадцатилетних парня приступили к службе и учебе.

Одно из первых занятий – ознакомительное. Изучение техники, осваивать которую придется в течение ближайших лет.

Танк, учебная карта и выбранный инструктором курсант, читающий для остальных, что написано в карте. Парень из кавказских народов. Гиви. Родился и вырос в Тбилиси. Не глупый, но с техникой на «вы»...

Бойко читает и показывает инструктору то, что понимает:

- Корпус.... Башня... Ствол орудия... Ходовая состоит из...

Дело доходит до габаритов. Длина, ширина, высота и... клиренс (расстояние от нижней точки днища машины до земли).

- Клиренс, – с трудом читает Гиви и делает задумчивый вид. – Товарищ прапорщик, а где у танка клиренс?

Прапорщик быстро смекает, в чем дело, и озабоченно хлопает себя по бокам:

- Вот, зараза! Механик с 323-й машины взял и на полигон уехал! Сходи, вон, к соседу, попроси у него!

Мы начинаем понимать, что начинается комедия, но молчим.

Гиви идёт к соседней машине.

- Товарищ старший прапорщик! Дайте, пожалуйста, клиренс!

Тот так же быстро ориентируется:

- Ага! Вам отдай, а сам с чем останусь? Нет уж! Иди, вон, на 122-ю. Там механик на дембель скоро уходит, ему все по барабану. Может, у него выпросишь?

И так гоняли бедного Гиви под дружный смех. Пока не привел его обратно офицер из пункта технического осмотра и ремонта. И не отчитал нерадивого курсанта за незнание азов...

История вторая. Страшная


Первые караулы. Вроде и статьи выучены, и номера печатей на постах, а мандраж не проходит. Тем более что каждый понедельник на разводе зачитывают телеграммы с перечислением номеров частей, в которых произошли нападения на посты.

Вовке выпал самый отдаленный пост на полигоне – склад ГСМ и агрессивных жидкостей. Отдельная территория, огражденная одним рядом колючей проволоки. А вокруг – поле, луг, лесополоса и приток реки. Во время смены часовой Вовку предупредил:

- Ночью, когда тихо, речка шумит.

Как шумит, не сказал. А зря...

На землю спустилась душная летняя ночь. Все стихло, кроме реки. А шумела она – будто кто-то ползет по высокой траве на лугу! И вот, обходя периметр, наткнулся Вовка на этот шум! Быстренько отступил к укрытию и залёг.

- Стой, кто идёт!

В ответ – тишина и звук ползущего по траве «диверсанта».

Вовка выглянул и заметил, как около ближайшего дерева что-то мелькнуло! Спрятался обратно.

- Стой, стрелять буду!!!

Результат прежний.

Как потом Вовка рассказывал – он полчаса угрожал невидимому противнику. Потом уговаривал, чтобы тот ушел. Потом обещал, что не будет стрелять, лишь бы тот ушел...

Наконец, решился на подвиг – встать и атаковать! Но уже после первых шагов понял, что общался все это время с... собственной тенью! Прожектор, светящий в спину, и проклятая протока вкупе с фантазией сделали свое дело.

История третья. Медицинская


На втором году службы в учебном расписании три взвода с удивлением прочитали в один из дней: «доноры».

Роту построили, и один из офицеров объяснил, что это дело, конечно, добровольное, но тем, кто сдаст кровь для госпиталя, будет доппаек с соком, день отдыха и добрая память. Соответственно, на отказников ложится бремя нарядов, караулов и всех остальных «кар египетских».

Конечно, три взвода сделали шаг вперёд.

В назначенный день приехали врачи и медсестры. В Ленинской комнате сделали импровизированный пункт переливания крови. Кого-то врачи «отсеяли», а у остальных взяли положенную норму. После доноры попили соку, скушали бутерброды и легли в кровати.

Среди тех, кто совершил этот благородный поступок, был Генка. Типаж колоритный – высокий, худой, рыжий и фотогеничный. Ему бы фрицев в кино играть. Но в роте Генку не любили не за это: был он прижимистым и хамоватым.

И вот заметили доноры, что все, проходящие мимо Генкиной кровати, посмеивались или откровенно хохотали.

Чего смешного, спросите вы?

Оказывается, что парни, работавшие в парке машин, сняли с грузовика и прицепили на кровать сослуживца ярко-жёлтую табличку с надписью «жидкость слита».

История четвертая. Эротическая


Наряд на контрольно-пропускном пункте выпадает не часто. Этот наряд желанный – можно посмотреть на гражданскую жизнь.

Мы стоим нарядные и отглаженные, ждём посетителей. Лето, жара такая, что даже в рубашке с коротким рукавом жарко.

И вот первой приходит молодуха крепкого телосложения с чем-то необъятным за пазухой. Она подходит к стеклянному барьеру, опирается на него и из разреза блузки выпадает грудь, не знаю, какого размера!

Мы ошарашено взираем на этот вынужденный стриптиз.

- Ой, извините, – без тени смущения произносит деваха. – Мне б курсанта вызвать!

- Да, конечно. Фамилия? И из какой роты?

- Череповецкий. Вторая.

Это наша почта и наш товарищ, который уехал на полигон. Сообщаем об этом посетительнице.

- Ага, – протягивает она. – Тогда Смирнова! Тоже из второй.

- Он тоже на полигоне...

- Понятно, – уже слегка разочарованно протягивает она. – Ну, тогда Иваницкого. Из третьей.

Мы поняли, что без добычи молодуха сегодня не уйдет. Один из парней стал набирать номер...

История пятая. Загадочная


Опять караул. Ваш покорный слуга заступил часовым в танковый парк. Территория большая. Техники много. Если бы не февральские морозы, от которых даже в тулупе зябко, и не порывы колючего ветра, то все было бы чудесно – прошёлся четыре раза по кругу, вот и смене конец!

Но вот ветер... Он хватает за щеки, заставляет слезиться глаза.

И тут в голову приходит мысль – вон между теми грузовиками, скорее всего, ветер не задувает. Сказано – сделано. Действительно, место удачное – ветра нет, проходную видно, большую часть парка – тоже. Жаль, придется хотя бы разок покинуть его – оставить на снегу следы, чтоб у разводящего вопросы не возникли.

Вот где-то на этих размышлениях и послышался тихий свист. Знаете, такой, когда подельника подзывают. Или девушку из дома зовут, чтоб родители не услышали.

Ну, о девушке и речи быть не может, а вот ворья всякого и сволочи в 90-х годах прошлого века – хоть отбавляй!

Все мысли об удачном месте улетучились моментально! Автомат в руки, и я выскакиваю на открытое место! Свиста не слышно, но это ничего не значит: нужно проверить периметр – наверняка на снегу остались следы!

Уже не шагом, а перебежками я изучаю забор и подступы к нему. Но снег девственно чист! Значит, ещё не пересекли границу поста! Бегу к проходной. Там сослуживец. Нарушение, конечно, но стучу в дверь.

- Чего? – спрашивает тот.

- Никого не замечал?

- Нет, а чего?

- Да свистит кто-то...

Полудрёма с товарища слетает. Он хватается за штык-нож и закрывается на все замки.

Мне в эту февральскую ночь становится жарко – где же вы, нарушители?

Второй раз оббегаю периметр. Все равно все чисто!

Включаю логику – их нужно ждать в том месте, где я их услыхал! Я опять устраиваюсь между грузовиками и начинаю прислушиваться. Минут через пять свист повторился. Потом опять.

Я начинаю красться на звук. Он ведёт меня к углу ангара. Все ближе... Ближе... Я осторожно выглядываю за угол.

Свистит где-то прямо передо мной! Взгляд упирается в старую пустую бочку из-под топлива. Она ржавая. Ещё осенью вода дошла до одного из отверстий и позже замёрзла. Получился такой себе свисток. Ну, а свистел порывистый февральский ветер!

Зато смена пролетела незаметно.

Хотите верьте, хотите нет. Но все это – не выдумано. Могу поклясться, чем угодно и на чем угодно. Да, думаю, у каждого в загашнике найдется не одна похожая. Пишите, делитесь!


© 2007-2020, All Rights Reserved Nigeria|Somalia|Sudan|Tunisia|News|War
Tags: news, russia, ukraine, Мнения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments