izwest (izwest) wrote,
izwest
izwest

Categories:

«Киров» против «Айовы»











alt
В строю и под флагом. Тем самым... Источник: Wikimedia Commons
250 метров стальных конструкций. 25000 тонн водоизмещения. Десятки зенитных и противокорабельных ракет. Два атомных реактора. Сотни человек экипажа. Гордость ушедшей в небытие страны.

Гордость, ушедшая вместе с самой страной.

С учетом неочевидного будущего и весьма нелицеприятного прошлого «Адмирала Кузнецова», в российском флоте нет кораблей приоритетнее и опаснее, чем тяжелые атомные ракетные крейсера типа «Орлан».

Могучие стальные титаны времен холодной войны – а еще самые крупные и мощные боевые корабли в мире за исключением авианосцев.

Некогда их было четыре, но создатели оказались к ним беспощадны – ныне лишь двум ракетным гигантам суждено бороздить моря. Новая страна, пожалуй, едва ли понимает их значимость и необходимость, и у былых королей океанского флота СССР более нет достойной свиты – но они все еще смертельно опасны и все еще бередят тревоги старого врага.

По классификации НАТО ТАРК проекта 1144 проходят, как «линейные крейсера» – к слову, вступившие в строй на поздних этапах холодной войны «Орланы» стали единственными кораблями, удостоенными чести входить в данный класс после окончания Второй мировой.

«Линейные крейсера класса «Киров»… Знаете, это звучит гордо. Это напоминает о временах, когда страна бросала перчатку вызова целому военному блоку, а бело-голубой флаг с алой звездой, серпом и молотом вызывал страх и восхищение.

Мы отойдем от привычного нам «Орлана», и в данном материале возьмем имя атомного первенца, рожденного СССР, в качестве дани уважения свершений ушедшей эпохи. Имя, которое запомнилось и стало нарицательным для врагов Отечества.

«Киров».

Наши атомные крейсера рассматривались противниками как «High Value Units», приоритетные цели в предстоящей морской войне. Построенные в конце 80-х, «Кировы» были разработаны – как, впрочем, и большая часть советского военно-морского арсенала тех времен – для нейтрализации американских авианосных групп. Палубная авиация НАТО представляла угрозу не только для побережья Советского Союза, но и для подводных ракетных крейсеров, и СССР уделял первостепенное значение их ликвидации. Второстепенным предназначением ТАРК-а можно назвать роль океанского рейдера – подобная задача рассматривалась в рамках неядерного конфликта в Европе, и ее суть заключалась в атаках на атлантические конвои американцев и канадцев, призванных сократить поток подкреплений, отправленных на выручку остальным странам блока НАТО.

В США и по сей день бытует распространенное мнение о том, что именно для противостояния «Кировым» администрация президента Рональда Рейгана вывела из флотского резерва других стальных монстров – четыре линкора типа «Айова», которые прошли модернизацию и частичное перевооружение, именно для борьбы с краснознамёнными ракетными крейсерами. Сейчас сложно сказать, зачем именно было решено вернуть из состава «нафталинового флота» (так американцы зовут свой корабельный резерв) почтенных ветеранов времен Второй мировой, и имел ли наш «Киров» к этому хоть какое-то отношение – но такую гипотезу, впрочем, можно назвать как минимум интересной, а еще крайне лестной – хоть это и сомнительно, но неужели янки действительно были настолько не уверены в более современных кораблях, что решили реанимировать аж четыре линкора?

alt
Гордость советского флота, которой суждено было сгнить у причала... Источник: Wikimedia Commons

Конечно же, возвращение «Айов» было продиктовано в первую очередь их использованием в качестве мощнейших артиллерийских платформ для ударов по берегу – американцы успели опробовать их в подобном качестве еще в ходе войны в Корее, а позже – и во Вьетнаме, по достоинству оценив роль главного калибра линкоров при поддержке операций морских пехотинцев.

Впрочем, раз сами янки имеют на этот счет альтернативное мнение, то почему бы его не рассмотреть и нам?

Атомный линейный крейсер


«Киров» стал первым советским боевым кораблем с атомной силовой установкой. К моменту его ввода в эксплуатацию в 1980 году в составе ВМС США уже находились девять атомных крейсеров и три атомных авианосца. Впрочем, огромные размеры и вооружение существенно отличают его от американских «собратьев».

Изначально СССР планировал построить семь кораблей данного проекта – но все надежды на это, как известно, пошли прахом, а увидеть свет было суждено лишь четырем крейсерам.

Вообще, «Кирову» сильно доставалось в ходе процесса проектирования – флоту хотелось всего и сразу, и у разработчиков довольно долгое время не было достаточно четкого понимания поставленных перед ними задач. Проект дважды пытались поделить, пытаясь пойти по пути создания узкоспециализированных кораблей – ударного ракетного и атомного противолодочного крейсеров. А затем вновь объединяли, пытаясь вместить функционал в одном корпусе. Результат нам известен: многоцелевой исполин, несущий в своем чреве почти что все доступные типы вооружений.

Ядерная силовая установка обеспечивала кораблю неограниченную дальность хода, которая упиралась исключительно в «человеческий фактор» (экипажу внезапно требуется отдых и провизия), наличие боеприпасов и поломок. К слову сказать, с последним все было очень и очень неплохо – некоторая затянутость процесса проектирования оказалась на руку инженерам-ядерщикам. Реакторная установка КН-3 была разработана специально для «Кирова» на основе хорошо обкатанной установки ОК-900 (создана в середине 1960-х для атомных ледоколов второго поколения). Подобный «козырь» делал корабль смертельно опасным противником для АУГ: ракетный крейсер мог идти на равных с американскими атомными авианосцами, не оставляя им преимущества в скорости и маневренности.

Вооружен и опасен


К слову сказать, все четыре корабля проекта 1144 имели между собой небольшие различия – головной «Киров», например, нес два 100-мм орудия АК-100, в то время как следующий за ним «Фрунзе» только одно 130-мм орудие АК-130. Словом, состав вспомогательного вооружения и радиотехнического оборудования различались от крейсера к крейсеру – это, впрочем, отнюдь не мешало им быть одними из самых грозных кораблей в мире, заметно опережая американские «Вирджинии» и «Калифорнии».

20 сверхзвуковых противокорабельных ракет П-700 с осколочно-фугасной или специальной (ядерной) боевой частью весом в 750 килограммов – настоящий шедевр советского ОПК. Охарактеризовать его можно примерно так: это эдакий сверхзвуковой беспилотный самолет-камикадзе с инерциальной и активной радиолокационной системой наведения (назвать «Гранит» просто крылатой ракетой – это скромность высшей меры), преодолевающий расстояние до цели на большой высоте со скоростью в 2,5 Маха, а затем активно маневрирующий при заходе на нее. Союзные инженеры отличились и при создании электронной «начинки» П-700, оригинально решив проблему наведения и распределения целей – «Граниты» были способны создавать единую сеть для обмена данными (одна из ракет на максимальной высоте принимала роль ведущего и указывала цели – в случае ее поражения данную функцию брала на себя следующая и т.д.). Первичное целеуказание обеспечивала космическая спутниковая система наведения «Легенда», самолеты берегового базирования (на базе дальних бомбардировщиков) или же корабельные вертолеты ДРЛО.

«Киров» не просто так проектировался, как «убийца авианосцев» – учитывая специфику главного противника, крейсер был оборудован многоуровневой системой противовоздушной обороны, первым эшелоном которой можно назвать ЗРК С-300Ф «Форт», способный поражать любые цели на высоте 27 км и дальности до 200 км. Далее идет М-4 «Оса-М», перехватывающий цели на высотах от 5 до 4000 метров на дальности до 15 км, а завершает все это великолепие восемь 30-мм «пушек Гатлинга», как нынче модно говорить о многоствольных скорострельных орудиях – естественно, как вы уже поняли, речь идет об установках АК-630.

Глядя на всю эту огневую мощь, западные эксперты даже выдвигали теории о том, что «Киров» в одиночку мог бы целиком заменить всю британскую эскадру во время войны за Фолклендские острова.

И вот для сражения с этим титаном НАТО приводит из глубин истории исполина совсем другого порядка…

«Кулачный боец» американского флота


Построенные в 1940-х годах, линкоры типа «Айова» были спроектированы как чрезвычайно скоростные линейные корабли, предназначенные для взаимодействия с авианосными соединениями. «Айовам» так и не суждено было столкнуться в бою с противниками, равными своему классу, но на длинную жизнь линкоров выпало немало войн: Вторая мировая, Корея, Вьетнам, Ливан, Персидский залив…

Впрочем, на их участь могла прийтись еще одна мировая война, и Америка тщательно готовила к ней своих ветеранов.

После вывода из резерва в начале 80-х шло немало споров о том, как именно следует модернизировать «Айовы» – впрочем, все варианты глубокой перестройки линкора были отвергнуты, и основу их вооружения, как и прежде, составляли массивные орудийные башни, каждая из которых вмещала по три 406-мм орудия, способных отправить бронебойный снаряд весом в 1225 кг на расстояние до 38 километров. Подобная огневая мощь могла играючи растерзать любой корабль современной постройки, только вот было одно «но» – в эпоху управляемого ракетного вооружения и авиации до противника нужно было еще добраться, отчего солидный главный калибр «Айовы» изрядно терял в своей боевой ценности.

alt
Смертельно опасная мощь, но лишь для тех, кто был слишком глуп, чтобы оказаться рядом. Источник: Wikimedia Commons

Американцы закономерно решили увеличить огневую мощь своих монстров – благо на линкорах было достаточно места для творчества – и на месте четырех демонтированных 127-мм установок были водружены восемь бронированных счетверенных пусковых установок Mk.143 с крылатыми ракетами BGM-109 «Томагавк» для стрельбы по наземным целям (общий боезапас в 32 единицы), четыре установки Mk.141 для 16 противокорабельных турбореактивных ракет RGM-84 «Гарпун» и четыре зенитных артиллерийских комплекса Мk.15 «Вулкан-Фаланкс», обеспечивающих ближнюю противоракетную оборону.

Отдельно стоит упомянуть о, пожалуй, куда более важных элементах модернизации – на «Айовах» полностью обновили все радиоэлектронное оборудование: РЛС обнаружения надводных целей и дальнего воздушного обнаружения, новый навигационный комплекс, систему контроля за воздушной обстановкой, комплекс спутниковой связи, средства РЭБ и многое другое. По оценкам Пентагона, линкоры без обновления состава вооружения и электроники могли продолжать службу до 2005 года.

Как и положено кораблям подобного класса, «Айовы» обладали прекрасной защитой – особенно по меркам послевоенного судостроения. Броневой пояс из цементированной стали толщиной 307-мм мог выдержать попадание любого конвенционального морского оружия 80-х годов, а высокая скорость хода вкупе с прекрасной маневренностью делали линкор смертоносным морским убийцей – конечно, при условии того, что противник был достаточно глуп, чтобы приблизиться...

Схватка


Вообще, моделирование подобных боев – занятие довольно бессмысленное. Не так давно подобный сценарий обыгрывали в The National Interest, но такие сюжеты учитывают противостояние исключительно двух боевых единиц, вырванных из рамок концептуальной системы, в которой они призваны действовать – впрочем, буду честен, я не дерзну на попытку расписать противостояние американской «надводной боевой группы» и советской «крейсерской ударной». Раз уж мы рассматриваем «городскую легенду» родом из США, то несколько облегчим свою задачу и вернемся к невозможному противостоянию линкора и ракетного крейсера.

Итак, представим, что на дворе 1987 год. ОВД и НАТО сошлись в неядерном противостоянии, и на Краснознаменный Северный Флот ложится бремя перехвата атлантических конвоев союзников. «Киров» выходит на оперативный простор сквозь прорванный Фареро-Исландский рубеж и отправляется на задание в качестве рейдера (вообще, при Союзе такое невозможно было даже в теории – «Орланы» строили для действий в составе КУГ, и столь грозный корабль ни за что не отправили бы для решения подобных второстепенных задач)…

alt
Так выглядел бы реальный состав соединения, в котором «Айова» могла бы принять участие в Третьей мировой войне. Источник: Wikimedia Commons

Для США жизненно важно удержать Исландию и сохранить авиабазу Кефлавик – к острову отправляется десантное соединение, которое поддерживает «Айова». Линкор должен будет обеспечить огневую поддержку подразделений морской пехоты, а также выступить в качестве ударной силы в случае непосредственного столкновения с надводными кораблями советского флота.

Предположим, что «Киров» получает приказ перехватить американское соединение, которое, в свою очередь, обнаруживает крейсер на дистанции в 250 км. Командующий корабельной группой отправляет линкор в качестве единственно возможного средства, если не уничтожить, то хотя бы сорвать атаку и отогнать от конвоя советский ТАРК – остальные корабли слишком важны для обеспечения высадки десанта.

В сущности, несмотря на тяжелое бронирование, «Айова» не имеет никакого преимущества над «Кировым» – скорость у противников равная, а преимущество в радиоэлектронных и оружейных системах очевидным образом находится у нашего крейсера. «Пистолетную» дальность боя башен ГК линкора, на которой он действительно имеет боевое преимущество, смешно и рассматривать – конечно, ТАРК не пережил бы попаданий такого оружия, но наивно полагать, что советские моряки были идиотами или же дилетантами.

Если предположить, что оба корабля установили радиолокационный контакт, то преимущество в первом залпе будет у «Кирова» – П-700 недаром имели огромную по меркам тех лет дальность боя и подлетное время, отчего возникает резонный вопрос: сколько «Гранитов» требуется для преодоления систем ПРО и броневого пояса «Айовы»?

По неподтвержденным данным, американскому авианосцу типа «Нимиц» требовалось попадание 9 ПКР П-700 для полной потери боеспособности и вероятного уничтожения. А ведь авианосец не тащит на себе тонны брони (хоть и имеет большее водоизмещение)...

Все дальнейшие вариации противостояния зависят исключительно от того, сколько ракет уйдет в первом залпе «Кирова» – с учетом необходимости преодоления противоракетной обороны линкора и его полного вывода из строя ТАРК-у, возможно, придется выпустить весь боезапас своих ПКР.

Советскому крейсеру важно держаться как можно дальше от своего соперника – у «Гарпунов» даже в модификации RGM-84D радиус действия составлял 220 км, то есть почти в два раза меньше «Гранита», а опасность орудий ГК неоднократно упоминалась выше. Здесь, впрочем, перед нами напрямую встает проблема выдачи целеуказания, но в рассматриваемом американском фантастическом сценарии мы про нее, так и быть, забудем.

«Айова» как таковая беззащитна перед огневой мощью «Кирова». Если наш крейсер обладает эшелонированной ПВО и плюс-минус без труда справится с «Гарпунами» линкора (которых, напоминаем, всего 16 – а ТАРК проектировался, чтобы отбиться от настоящей бури ракетного огня), то почтенный ветеран Второй мировой при любом стечении обстоятельств получит попадания ПКР.

Конечно же, в реальности линкор был бы прикрыт крейсерами типа «Тикондерога», но...

Итак, предположим, что для уничтожения столь тяжелобронированной и приоритетной цели «Киров» отправляет полный залп из 20 ПКР, а затем… отступает. Дальнейший бой невыгоден для нашего крейсера – линкор так или иначе получит критические повреждения, а ТАРК уже израсходовал весь запас наступательных вооружений. Про орудия АК-100 смешно и говорить, а огонь из ЗРК по прикрытым «Эгидой» надводным целям десантного соединения вряд ли будет результативен.

В сущности, судьба «Айовы» предрешена – у нее нет возможности спастись от 20 «Гранитов». Все зависит исключительно от везения – даже если корабль сможет идти своим ходом, повреждения будут критическими, и в ходе боевых действий никто не станет тратить ресурсы на восстановление старого линкора. Вероятнее всего, ветеран все-таки останется на плаву – он был спроектирован, чтобы переносить такие удары, но как боевая единица существовать перестанет совершенно точно.

В каком-то смысле американцы одержат победу – боекомплект «Кирова» опустошен, теперь ему требуется загрузка ПКР, а также крейсер будет вынужден отойти от тактики одиночного рейдерства. Боевая задача сорвана, и теперь Краснознаменный Северный флот будет вынужден перегруппировать силы для новой атаки.

Впрочем, это символическое утешение – «Айова» вышла из строя и не сможет обеспечить огневую поддержку своему соединению.

Заключение


Как мы можем убедиться даже на примере столь условного и примитивного моделирования, дорогие читатели, любые гипотезы о реактивации «Айов» для борьбы с нашими атомными ракетными крейсерами можно назвать абсолютно несостоятельными – это не более чем байка для доверчивого слушателя, готового поверить в равное противостояние между кораблем сорокалетней давности и новейшим (на момент 80-х) носителем управляемого ракетного вооружения.

Ни в одной гипотетической ситуации линкор не сможет бороться с крейсером, созданным для уничтожения авианосцев.

ТАРК всегда будет иметь преимущество в первом залпе, и даже столь могучему артиллерийскому кораблю, как «Айова», нечего будет этому противопоставить.

Таким образом, все домыслы о выводе из резерва линкоров ради морских боев с советскими кораблями первого ранга можно назвать абсолютно несостоятельными.


© 2007-2020, All Rights Reserved Nigeria|Somalia|Sudan|Tunisia|News|War
Tags: news, russia, ukraine, Флот
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments