izwest (izwest) wrote,
izwest
izwest

Category:

Боспорское царство. Последняя война с империей











alt
Фрагмент сцены с изображением двух воинов. Таманский рельеф


В самом начале I века нашей эры в отношениях между Римом и Боспорским царством наступило относительное затишье. Империя перестала оказывать прямое давление на регион, а правящие элиты Северного Причерноморья, в свою очередь, перестали стремиться выйти из-под влияния могучего соседа.

Становление у власти царя Аспурга только укрепило взаимоотношения между державами. Не являясь членом какой-либо из правящих ранее династий, он вынужден был искать могучего союзника, который хотя бы формально мог подтвердить легитимность его нахождения на троне. Итогом этого союза стала временная стабилизация жизни общества государств Северного Причерноморья и более или менее надёжная защита от внешних врагов.

Однако дыхание Великой Степи и её бесчисленного множества народов продолжало будоражить воображение правителей Боспора. Неисчерпаемая военная мощь кочевых варварских орд выступала слишком большим соблазном, чтобы просто его игнорировать, и уже к середине I века нашей эры над степями Крыма и Тамани вновь вознеслось знамя войны.

Жажда власти и амбиции снова втянули Боспорское царство в борьбу с могучим Римом. Но обо всём по порядку.

Варвар и друг римлян на Боспорском престоле


Происхождение Аспурга на сегодняшний день достоверно не известно. Есть версия, что к власти его привела Динамия – внучка Митридата VI Евпатора и Боспорская правительница, игравшая важную роль в Северном Причерноморье на рубеже эпох. Некоторые историки считают, что, желая заручиться поддержкой сильной в военном плане кочевой группы аспургиан, она усыновила одного из варварских царевичей, тем самым открыв ему дорогу на престол.

Сам Аспург взошел на трон в 14 году н. э., предварительно перед этим посетив Рим, чтобы заключить договор о дружбе и получить юридическое одобрение нахождения у власти.

Боспорское царство. Последняя война с империей
Аспург – царь Боспора. Медная монета.

В роли царя Боспора он показал себя умелым полководцем, энергичным политиком и тонким дипломатом. Пользуясь поддержкой Рима и огромными военными ресурсами кочевого мира, он проводил активные действия по укреплению границ и расширению сферы своего влияния.
alt
Реконструкция резиденции наместника царя

На западных рубежах Аспургу удалось заключить оборонительный союз с Херсонесом, а также покорить скифов и тавров, значительно сократив их набеги на греческие поселения. На востоке он восстановил фортификационные сооружения ключевых территорий Боспорского царства и наладил мирные отношения с разношерстными кочевыми племенами региона.
alt
Примеры боспорских укреплений начала нашей эры

Не забывал амбициозный правитель и о собственном династическом положении. В конце 20-х – начале 30-х годов I века н. э. Аспург женился на Гипепирии – представительнице фракийского правящего рода. Этот брак дал ему право формально стать законным наследником старинной боспорской династии Спартокидов, которая правила в регионе около трёхсот лет. От этого союза у Аспурга родилось два сына – Митридат и Котис, которые впоследствии приняли власть в царстве.

Стабилизация положения в Северном Причерноморье нашла свой отклик в укреплении отношений Боспорского царства с Римом, для которого Аспург подходил как нельзя лучше. Он полностью соответствовал критериям, которые предъявлялись к правителям дружественных империи государств: был достаточно популярной фигурой для населения царства, обладал тонким политическим чутьём и в то же время послушно следовал воле правителей Рима.

Значительное доверие со стороны Рима в отношении Аспурга, вероятнее всего, проявилось в даровании ему и его потомству звания римского гражданина, выразившееся в принятии боспорскими царями имени Тиберий Юлий, которое стало династическим для местных царей вплоть до V века нашей эры.

Митридат и Рим понятия несовместимые


Аспург ушел из жизни в 37 году нашей эры, в момент, когда власть в Риме перешла от Тиберия к Калигуле. С приходом нового императора в регионах возникла неопределённость относительно их дальнейшего статуса и уровня автономности, коснувшаяся в том числе и Северного Причерноморья, на которое у Калигулы были свои собственные планы.

Относительно престолонаследия после ухода из жизни Аспурга, мнения учёных несколько разнятся. Одни считают, что власть на какое-то время приняла Гипепирия, которая управляла государством вплоть до совершеннолетия прямого наследника трона – Митридата VIII. Другие же, не отрицая нахождения у власти супруги Аспурга, склоняются ко мнению, что старший сын, который должен был стать царём, банально не мог занять престол, так как находился в это время в качестве почётного заложника в Риме, где получал соответствующее воспитание и проходил процесс внедрения в имперскую культуру. Практика удержания детей подконтрольных государств в столице в то время была широко распространена.

Как уже упоминалось ранее, у Калигулы были отдельные виды на черноморские царства. Изначально он не планировал передавать боспорский престол наследникам Аспурга. В его задумку входило объединение Боспорского и Понтийского царств под одним руководством для более пристального и удобного контроля над территориями. На роль правителя объединенных земель пророчили Полемона II – внука Полемона I, который уже пытался осуществить задумку Рима, но был убит теми самыми аспургианами, название которых в качестве имени принял умерший царь Боспора.

К счастью, в империи достаточно быстро сообразили, что объединение государств может вызвать новые волнения в Северном Причерноморье, которые вполне могли вылиться не просто в восстание, а, учитывая тесные связи правящего дома с варварским миром, в полномасштабный конфликт. Поэтому ставку в правлении сделали всё-таки на Митридата VIII, а Полемону II дали в управление Киликию – область, ранее принадлежащую его деду.

Вернувшись на родину и приняв престол, Митридат VIII на первых порах рьяно демонстрировал лояльность и дружбу своему покровителю, поддерживая все инициативы, которыми было так богато правление Калигулы. В этом молодой царь вряд ли отличался от прочих правителей дружественных Риму государств. Однако, вероятно, уже тогда у него зрели мысли о проведении более самостоятельной и независимой от империи политической деятельности.

Как и его великий предок – Митридат VI Евпатор, новый правитель Боспорского царства делал ставку на огромные воинские ресурсы кочевого мира, находящегося по соседству. Пребывая у власти, он активно заигрывал со скифами, регулярно направляя им дары и заверения в прочной и взаимовыгодной дружбе, не забывая при этом и о своих восточных соседях – многочисленных сарматских племенах, с которыми у правящих кругов были достаточно тесные отношения.

alt
Изображения воинов. Стасовский склеп. Справа – фотография. Слева – рисунок по фото. В конце I в до н. э. – I в н. э. тематика батальных сцен и воинств была достаточно распространена

Тем не менее, Митридат VIII не спешил вступать в конфронтацию с Римом. Видимо, прекрасно осознавая мощь легионов империи, он выжидал удобного момента для воплощения своих амбиций. После убийства Калигулы и утверждения на троне Клавдия, он даже направил в качестве посла доброй воли своего брата Котиса, чтобы заверить нового императора в верноподданности Риму. Однако Котис имел свои виды на ситуацию и, прибыв в столицу империи, постарался донести Клавдию реальное положение дел и обстановку, складывающуюся на северных берегах Чёрного Моря.

Вот что об этом говорит историк Дион Кассий:

Митридат задумал повернуть дело и стал готовиться к войне против римлян. Когда же мать воспротивилась этому и, не сумев убедить его, захотела бежать, Митридат, желая скрыть задуманное, но продолжая свои приготовления, посылает брата Котиса послом к Клавдию с дружескими изъявлениями. Котис же, презрев посольские обязанности, все открыл Клавдию и стал царем

Предательство Котиса привело к витку обострения отношений между Боспором и Римом. Осознав, что скрывать намерения бессмысленно, Митридат VIII открыто заявил о новом политическом курсе и, судя по записям Корнелия Тацита в отношении Клавдия, провел на территории государства ряд антиримских акций.
…его (прим. Клавдия) толкала горечь нанесенных ему оскорблений и жажда мести.

Вполне вероятно, что Боспорский правитель, чтобы подтвердить свои намерения против Рима, сознательно уничтожал статуи и предметы искусства, связанные с императорским правлением.

Боспорская война 45–49 годов н. э.


Подавить восстание в мятежном государстве и утвердить на троне Боспорского царства Котиса, Клавдий поручил наместнику провинции Мёзия – Авлу Дидию Галлу. Против Митридата была сформирована военная группа числом не менее легиона, в усиление к которой были добавлены несколько когорт прибывших из Вифинии, вспомогательный конный отряд и несколько отрядов солдат, набранных из местного населения.
alt
Сцена конного боя. Стасовский склеп

Сборным пунктом военной группы стал, по всей видимости, Херсонес. Далее армия Рима без каких-либо затруднений вытеснила Митридата VIII из европейской части Боспора (Крымский полуостров), вынудив его с вместе с войском уйти в степи Прикубанья. Для поддержания власти нового правителя в качестве помощи ему были оставлены несколько когорт под управлением Гая Юлия Аквиллы, в то время как основное войско территорию царства покинуло.

После потери столицы мятежный царь вовсе не собирался складывать оружие. Вероятнее всего, он и не надеялся на сильную поддержку в Крымской части страны, опираясь в основном на войска дружественных варваров. Митридат VIII какое-то время перемещался по территориям Прикубанья, чтобы, по словам Тацита:

… возмущать племена и сманивать к себе перебежчиков.

Накапливая внушительное войско, он поставил Котиса и Аквиллу в сложное положение. Ждать момента, когда мятежный царь соберет орду и вернётся на территорию Крыма, было бессмысленно, но и лезть без поддержки в котёл агрессивных варварских племён не хотелось. Поэтому, согласно записям того же Тацита, римско-боспорская коалиция принялась искать союзников среди кочевых племён.
…не рассчитывая на свои силы,… стали искать поддержки извне и направили послов к Евнону, правившему племенем аорсов.

Такой ход, очевидно, был обусловлен отсутствием у римлян и сторонников Котиса сильной конницы, которая была принципиально необходима в предстоящих сражениях.

Потенциальные союзники в будущей кампании, вероятнее всего, были выбраны неслучайно. По мнению ряда историков, племена сираков, выступавших в качестве основной военной силы Митридата, и племена аорсов находились в давней конфронтации, и в том, что кочевники всё-таки примкнули к союзу, сыграли роль не столько выгоды отношений с Римом и Боспором, сколько давнее соперничество двух кочевых групп.

alt
Реконструкция изображения катафрактария на серебряном сосуде

После достижения договорённостей, объединенное войско выдвинулось вглубь территорий кочевников. На пути в страну данариев, где осел Митридат, римско-боспорская армия провела несколько успешных сражений и без каких-либо затруднений подошла к городу Успы – столице главных союзников мятежного царя.

Расположенный на возвышенности главный город сираков, судя по всему, был достаточно населённым. Его окружали рвы и стены, но не из камня, а из сплетённых прутьев с насыпанной посредине землёй. Высота этих сооружений достоверно неизвестна, но, основываясь на схожих конструкциях, вряд ли превышала четырёх метров. Несмотря на простоту и примитивность данных сооружений, римско-боспорской армии сходу взять город не удалось. Потерпев неудачу, немедля ни дня, наступающие войска заблокировали подходы к Успе, засыпали рвы и соорудили штурмовые подвижные башни, на которых без каких-либо препятствий забросали защитников горящими факелами и копьями.

На следующий день, отвергнув предложения о мире, римляне взяли город штурмом и устроили в нём форменную резню. Массовое истребление столицы сираков заставило усомниться их предводителя в целесообразности дальнейшей войны, и он, по информации Тацита:

…дал заложников и простерся ниц перед изображением Цезаря, что принесло великую славу римскому войску.

Такой исход дела вполне устраивал победителей, так как, несмотря на успехи, все прекрасно понимали, что полностью подчинить кочевников было крайне затруднительно.

Исход мятежного царя


Лишившись поддержки главных союзников, Митридат VIII, в конце концов, был вынужден капитулировать. Бывший царь прибегнул к милосердию вождя аорсов Евнона, который добился от императора согласия не вести пленника в триумфальном шествии и сохранить ему жизнь. Клавдий согласился на предложенные условия и доставленный в Рим пленник, прожил там почти двадцать лет, пока его не казнили за участие в заговоре против императора Гальбы. Видимо, римское воспитание принесло когда-то Митридату не только свет цивилизованности, но и теневые стороны жизни империи.

Война 45– 49 годов н. э. была последней попыткой Боспорского царства отделиться от Рима и проводить абсолютно независимую автономную политику. И хоть ни одна из войн в конечном счёте не удалась, все они так или иначе способствовали тому, что империя в отношении Северного Причерноморья впоследствии формировала более взвешенную политику, учитывавшую интересы вассального государства.

Источники:
1. Корнелий Тацит «Анналы. Книга XII» Перевод – А.С. Бобович Издательство «Ладомир» 1993 г.
2. Ю.А. Виноградов, В.А. Горончаровский «Военная история Боспорского царства» Издательство «Ломоносов» 2017 г.
3. В.М. Зубарь, А.С. Русляева «На берегах Боспора Киммерийского» Издательский дом «Стилос» 2004 г.
4. С.Ю. Сапрыкин «Боспорское царство на рубеже двух эпох». Издательство «НАУКА» 2002 г.
5. Кассий Дион Коккейан. «Римская история. Книга XL» Издательство «Нестор-История» 2014 г.


© 2007-2020, All Rights Reserved Nigeria|Somalia|Sudan|Tunisia|News|War
Tags: news, russia, ukraine, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments